«Кумтор» — флагман промышленности или источник обогащения избранных и возможная причина экологической катастрофы?

«Всемирный Банк выражает поздравление правительству по поводу публикации в октябре этого года 1-го отчета, что сделало Кыргызскую Республику первой страной, официально выпустившей отчет по Инициативе повышения прозрачности деятельности добывающих отраслей (ИППДДО)». Эта фраза прозвучала во время презентации Всемирного Банка на семинаре «Прозрачность бюджетного процесса в Кыргызской Республике», который проходил на Иссык-Куле

И опять мы впереди планеты всей! Опять первыми поддержали инициативу международной организации. Но все ли так замечательно?

Как выяснилось, отчет содержит общие цифры, по платежам самых крупных добывающих компаний Кыргызстана в бюджет. В число этих компаний входит и «Кумтор». При этом, платежи не разделены по компаниям, опубликованы обобщенные данные, которые неподготовленному гражданину не говорят не о чем. Конечно, отрадно осознавать факт повышения прозрачности. Но эти ли цифры интересуют граждан нашей страны и в большей степени Иссык-Кульцев, которые первые чувствуют на себе негативные последствия добычи золота в регионе? Немного истории: Во время обрушения 200 метровой стенки карьера 8июля 2002 г. погиб наш соотечественник; в январе 2002 г. карьерный самосвал сбросил 1,65 т нитрата аммония; в июле 1998 г было разлито 70 л азотной кислоты. 20 мая 1998 г. в результате аварии грузовика, перевозившего цианид, 2 т вещества попало в реку Барскун – источник питьевой воды для местного населения и воды для нужд сельского хозяйства. Государство и службы по здравоохранению приводили данные о числе смертельных исходов и множестве случаев заболеваний в результате попадания цианида в реку. В различных источниках число смертельных случаев варьирует от нуля до четырех. Компания Cameco, правительство Кыргызстана и другие стороны продолжают спорить по поводу указанного количества жертв, в то время как доклада ВОЗ не достаточно, чтобы подтвердить или опровергнуть количество летальных исходов. Это обстоятельство может быть объяснено отсутствием полного доступа ко всем медицинским отчетам. Но никто не спорит, что разлив цианида сопровождался множеством случаев заболеваний. 2600 человек прошли курс медицинского лечения и более 1000 были госпитализированы. А вот одна цитата из прессы того времени: «Б.Силаев вылетел в Нью-Йорк оформлять мировое соглашение с «Кумтор оперейтинг компани» на условиях, продиктованных канадской стороной… Между тем, вредоносное влияние Кумтора на экологию региона продолжается. Хвостохранилище (место для складирования обработанных цианидами горных пород) крышкой не накроешь. Во всем мире существуют вредные производства, от этого никуда не деться. Но затраты на экологию в развитых странах колоссальные, ущерб наносимый окружающей среде максимально компенсируется… Здесь же – разоренная область, сотни людей, обреченных после отравления цианидами болеть до конца жизни, — вот цена мирового соглашения Кыргызского правительства с канадской компанией. «(газета «Вечерний Бишкек» 8.01.99 «Политика заменит нам инстинкт?») И соглашение было достигнуто, было выделено около 4 млн. долларов на возмещение ущерба. Для примера нужно сказать, что при подобной аварии в США, штат Колорадо, на руднике «Summitville» только на рекультивацию земель было выделено 50 млн. долларов, не говоря уже о возмещении ущерба. После происшествия Cameco отказала в требовании НПО о проведении независимого аудита на руднике. В то время как некоторым был разрешен доступ на рудник, полный, независимый аудит экологической и эксплуатационной безопасности дозволен не был. С момента аварии в 1998 г. на руднике имело место ряд дополнительных проблем, что привело к новым конфликтам между группами гражданского общества и Kumtor/Cameco. Сюда относится и нежелание предоставления на рассмотрение общественности нового плана действий в случае возникновения аварийных ситуаций, споры по поводу выплаты справедливых компенсаций после аварии с цианидом, загрязнение водных источников региона отходами производства рудника, таяние многолетнемерзлого грунта в месте расположения рудника и отсутствие адекватного плана по рекультивации и закрытию рудника. Источники золота не бесконечны. В недалеком будущем рудник «Кумтор» будет истощен, и фабрика прекратит свою деятельность. Но хвостохранилище останется. В условиях сейсмичности и непредвиденного таянья ледников сегодня никто не дает гарантии, что хвостохранилище не будет разрушено и что отходы не попадут в водный бассейн региона. На вопросы экологических НПО Кыргызстана руководство компании дает противоречивые ответы, о том, что якобы где-то в одном из западных банков на счету хранятся деньги, специально замороженные для дальнейшего содержания хвостохранилища. Сумма называется разная, от 4 до 20 млн. долларов. Хотя, по оценке международных экспертов минимальная сумма, необходимая для поддержания хвостохранилища в безопасном состоянии не может быть менее 50 млн. Непонятен и механизм использования этих денег, кто и как будет обслуживать хвостохранилище? Так что авария с цианидами, которая произошла в 1998 г., может оказаться детскими шалостями, по сра
внению с экологической катастрофой, которая может произойти из-за разрушения хвостохранилища. По словам Joan Kuyek из Mining Watch Canada в Оттаве, «канадские компании, работающие в других странах, обязаны следовать высочайшим стандартам. Единственное ответственное решение, которое Cameco/Kumtor может принять сегодня, после еще одного несчастья, это – сделать рудник открытым для расследований общественности. Те, кто находится под прямым воздействием влияния рудника, имеют право знать, что происходит сегодня, и должны получить ответы на вопросы по поводу своего здоровья, воды и судьбы местных жителей. Канадское правительство должно поддержать эту позицию». Как все красиво на словах, но под угрозой глобальной экологической катастрофы находимся мы с вами. Негативные последствия обогащения Канадских бизнесменов будем переживать мы и наши дети. И возникает вопрос: «Что же делают наши власти, чтоб изменить ситуацию»? Может быть все молчат потому, что без «Кумторовских» налогов нам не выжить? Но как оказывается, эти налоги составляют всего около 3% доходной части бюджета. Или те подачки, которые получают нуждающиеся (так называемые гранты в сумме до 200$) заставляют нас молчать? Или дорогой автомобиль, который по слухам подарен «Кумтором» областной администрации, может быть обоснованной причиной такого молчания? А может быть есть и другие причины, не отраженные в официальных отчетах, и именно они заставляют закрывать глаза наших руководителей? Но и это еще не все. Ранее «Кумтор» был совместным предприятием, учрежденным Кыргызским правительством и канадской компанией Cameco. В конце июня прииск стал ключевым активом нового предприятия с участием дочерних структур Cameco и Кыргызского правительства, которое получило название Centerra Gold Inc. Среди других активов Centerra – контрольные пакеты акций в монгольском золотом прииске «Боро» и совместном предприятии REN в американском штате Невада. В конце июня новая компания провела пробный выпуск ценных бумаг (IPO) на Торонтской фондовой бирже. По словам представителя Centerra Боба Лилли, IPO в 70,2 млн. акций был полностью выкуплен, а стоимость одной акции составила примерно 15,5 канадских долларов. Однако вскоре после IPO Кыргызское правительство избавилось от 7,5 млн. акций и сократило свою долю в компании примерно до 16% (первоначально доля Кыргызской стороны была 2/3). Продажа акций на бирже принесла правительству доход примерно в 116,25 млн. канадских долларов (около 90 млн. долларов США, примерно такая сумма может понадобиться только на содержание хвостохранилища после закрытия рудника), сообщило агентство «КыргызИнфо». По мнению некоторых Кыргызских законодателей, в ходе реорганизации стоимость государственного пакета в «Кумторе» была занижена. Действия правительства в ходе сделки вынудили некоторых критиков обвинить правительство в возможной коррупции. «Почему Танаев подписал указ?», – спрашивал член парламента Орозбек Дуйшеев. «Об этом [мнение Дуйшеева] ничего не известно, однако нельзя исключить возможности коррупции». Инициатива Всемирного банка по повышению прозрачности со стороны правительства очень важна, но хотелось бы увидеть подобную инициативу и со стороны канадских бизнесменов. Мы имеем полное право знать с какими рисками мы вынуждены жить, что делается для уменьшения этих рисков. И главное, почему Кыргызские предприниматели вынуждены платить непомерные налоги, а канадское предприятие имеет такой благоприятный налоговый режим и другие преимущества? Олег Панкратов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.