Чистый ноль – отдаленная перспектива для неспокойного Казахстана

В декабре 2020 года на Саммите по амбициозным задачам в связи с изменением климата президент Касым-Жомарт Токаев объявил, что к 2060 году Казахстан достигнет нулевого уровня выбросов. Обещание долгосрочного вклада в изменение климата и реализацию Парижского соглашения не является уникальным. Многие государства обязались сделать то же самое к 2050 или 2060 году. Сейчас важно то, как страны достигнут этих целей. Мониторинг их прогресса требует учета выбросов парниковых газов в пяти секторах: энергетика, промышленные процессы, управление отходами, сельское хозяйство, лесное хозяйство и землепользование. Остановить выбросы во всех этих секторах на данный момент невозможно.

Даже если все производство тепла и энергии будет производиться из возобновляемых источников, а электромобили заменят все обычные автомобили, это сократит выбросы парниковых газов только в одном секторе. Нереально, например, ожидать устранения выбросов метана от коров и производства риса, закиси азота от использования удобрений, выбросов парниковых газов от отходов. При любом сценарии каждая страна должна добиться нулевого уровня выбросов из тех источников, для которых это возможно, и компенсировать выбросы парниковых газов, если их избежать вряд ли удастся. Второе может быть сделано за счет секвестрации углерода, например, за счет расширения лесных площадей или улавливания и хранения углерода (что требует больших первоначальных затрат и инвестиций).

Энергетический сектор теоретически может достичь чистого нуля
Ежегодно Казахстан выбрасывает 365 миллионов тонн эквивалента диоксида углерода, что составляет примерно 0,6% от общемирового объема. При этом выбросы парниковых газов на душу населения (19,6 т в год) являются одними из самых высоких в мире, и примерно равны выбросам в Австралии, Канаде и США.

В сентябре 2021 года власти Казахстана представили проект стратегии «Нулевые выбросы углерода к 2060 году». В нем излагаются планы по сокращению выбросов до 230 миллионов тонн эквивалента CO2 в год к 2030 году и до 10 миллионов тонн к 2060 году. Для реализации плана требуются инвестиции в размере около 666,5 миллиардов долларов США. Проект стратегии еще предстоит публично обсудить и официально утвердить. Тем не менее, он предоставит платформу для общественного обсуждения долгосрочных обязательств страны по борьбе с изменением климата.

Уголь является источником почти половины выбросов парниковых газов в Казахстане. Доля возобновляемых источников энергии постепенно увеличивается, но на сегодняшний день составляет всего 3% от общего объема производства. Темпы перехода на возобновляемые источники энергии значительно отстают от того, что требуется для обещанных 100% к 2060 году. Переход к нулевым выбросам в энергетике считается достижимым с технологической точки зрения. Таким образом, необходимо полностью перейти на возобновляемые источники в производстве тепла и электроэнергии, прекратить добычу и сжигание ископаемого топлива, использовать электрический или водородный транспорт. Потребуется 15-20 лет, чтобы возобновляемые источники энергии были интегрированы в каждый дом и общественную парковку. Точно так же Казахстану необходимо прекратить производство, импорт и продажу автомобилей с бензиновым или газовым двигателем не позднее 2045 года.

Амбиции и путь к чистому нулю не совпадают
Анализ стратегии страны и информационные сообщения в СМИ показывают, что правительство плохо подготовлено к осуществлению перехода. Долгосрочная цель страны по доле возобновляемых источников энергии — достичь 50% к 2050 году, последнему году, когда угольная промышленность, как ожидается, будет работать. Эти временные рамки не соответствуют цели достижения нулевого уровня выбросов к 2060 году и должны быть сдвинуты на более раннюю дату.

На COP26 в Глазго в ноябре 2021 года многие страны приняли декларацию об ускорении перехода на автомобили и фургоны со 100% нулевым уровнем выбросов. Это ставит перед национальными правительствами цель продавать к 2040 году только новые автомобили и фургоны с нулевым уровнем выбросов. Однако Казахстан, наряду с Китаем, Россией и Узбекистаном, решил не присоединяться к этой инициативе. Нынешние тенденции указывают на то, что эти развивающиеся страны будут испытывать утечку углерода из развитого мира за счет передачи своих устаревших технологий производства автомобилей и фургонов. Поэтому сомнительно, что в Казахстане будут сделаны инвестиции в серийное производство таких автомобилей.

Цель достижения нулевых выбросов к 2060 году больше похожа на проявление солидарности с международным сообществом и обещание стремиться стать лучше, чем мы есть сейчас

Более того, многие из существующих инициатив и планов правительства Казахстана не позволяют достичь нулевого уровня выбросов в энергетическом секторе к 2060 году. Одним из примеров является запланированное инвестирование в сжигание твердых бытовых отходов в шести городах страны. Ежегодно в Казахстане образуется до 5 млн. тонн твердых бытовых отходов; сжигание этого приведет к выбросу 3,5-6 миллионов тонн CO2. На свалках скопилось более 100 миллионов тонн твердых бытовых отходов. Если эти отходы сжигать, ежегодные выбросы парниковых газов от использования технологии преобразования отходов в энергию могут достичь 10 млн. тонн в год к 2060 году, а основная часть выбросов от сектора обращения с отходами будет приходиться на энергетический сектор.

Кроме того, сельскохозяйственные и промышленные процессы выбрасывают 37 миллионов тонн эквивалента CO2 и 21,7 миллиона тонн эквивалента CO2 соответственно. Текущий экономический план страны направлен на значительное увеличение производства в сельском хозяйстве и производство цемента и других строительных материалов, что приведет к значительным выбросам парниковых газов. Поэтому никакие доступные технологии не сократят их полностью.

Пределы компенсации
Проект стратегии чистого нуля до 2060 года предлагает свести на нет выбросы парниковых газов в сельском хозяйстве за счет секвестрации углерода в землепользовании и лесном хозяйстве. Но в Казахстане землепользование и лесное хозяйство по-прежнему являются источником выбросов, ежегодно выбрасывая 9,6 млн. тонн эквивалента CO2. Ожидается, что другие, неизбежные в настоящее время промышленные выбросы парниковых газов, такие как выбросы от производства цемента, стекла, алюминия и стали, будут компенсированы за счет инвестиций в улавливание и хранение углерода. Отсутствие подробностей об этих технологиях в стратегии приводит к выводу, что это попытка подогнать данные под конечную цель. Крупномасштабное озеленение — амбициозная задача для страны, столкнувшейся с последствиями растущей засушливости и нехватки воды для орошения сельскохозяйственных культур

Что касается компенсации выбросов за счет улавливания и хранения углерода, то, по самым оптимистичным оценкам, потребуется сводить на нет десятки миллионов тонн CO22 ежегодно. При стоимости 70-100 долларов США за тонну уловленного и хранимого углерода желаемая компенсация потребует миллиарды долларов ежегодно. В проекте стратегии «Нулевые выбросы углерода к 2060 году» необходимые инвестиции в улавливание и хранение углерода указаны в размере около 37,5 миллиардов долларов США. Ожидается, что реальная цифра будет намного выше, и нереалистично, что такие средства будут инвестированы в Казахстан.

Это объясняет, почему мы не должны ожидать, что цель по нулевым выбросам будет достигнута к 2060 году. При нынешних темпах прогресса цель кажется нереализуемой только в энергетическом секторе. Существуют также неизбежные выбросы от сельского хозяйства, промышленности и отходов, и компенсация этих секторов является проблемой даже для развитых стран. Цель достижения нулевых выбросов к 2060 году больше похожа на проявление солидарности с международным сообществом и обещание стремиться стать лучше, чем мы есть сейчас. Поэтому она, скорее всего, станет поворотным моментом, когда мы целенаправленно и последовательно будем двигаться к ней, а не откладывать на завтра.

Вадим Ни

Источник: https://www.thethirdpole.net/ru/climate-ru/net-zero-kazakhstan-remote-prospect/