Ой, Кумар, Кумар не кумарь меня!

PICT2572_1.JPG Как вдохновенный дилетант, снова открывший во сне таблицу Менделеева, я по-вторял про себя набор магически (или научно?!) связанных между собой букв К: «Кумар», «Кой-кап», «Караичкитаг»! Сколько в этих странных названиях было загадки, сколько скрытого смысла, явившегося вдруг из случайных обрывков разговоров с местными жите-лями, интернетных ссылок, отчетов альпинистов и вертолетчиков! От Хан-Тенгри до пика Данкова любой чабан, пограничник и браконьер произносили эти слова как пароль, от-крывающий путь в другой полумифичекий мир, о котором все слышали, но никто не мог сказать ничего наверняка. Подготовку к экспедиции мы начали, как положено, с детального изучения пись-менных и устных источников.

После месяца поисков и опросов на нашем столе лежали:

• Статья «One way ticket» о двух американских рафтерах, ранним дождливым утром проплывших по Эныльчеку мимо заставы Майдадыр; через месяц китайские полицей-ские их выловили в Тариме;

• Некачественная запись труднопереводимых воспоминаний старого барсолова Асан-Аги;

• Рассказы аксуйского «Иванова» об его одиночных походах;

• Выписка из доклада РАН о падении в районе пика Караичкитаг метеорита, вызвавшего в начале 20 века образование десятков термальных озер;

• сомнительные сенсации питерских уфологов;

• выписки из архивов КГБ о знаменитом басмаче Джантае и опиумном контрабандисте Пара-Муруне;

• мифы о непорочном зачатии у чабанских жен;

• труд среднеазиатского ученого и путешественника XVII века Махмуда ибн Вали «Мо-ре тайн относительно доблестей благородных» в переводе Т.Т, Машрапова

• Пророчества вечно пьяного геолога дяди Сени

• Статья «Тайна урочища Шайтан-Мазар» в российской газете «Труд» ( 1998 ).Записки бывшего председателя Иссык-кульского общества охотников и рыболов и известного краеведа Виктора Федько

• Данные эндокринолога ______________________ об отклонениях в обменных процес-сах у зачатых в указанной зоне детей

Эти первоисточники разжигали любопытство, не давая ответа на главный вопрос: почему этот труднодоступный треугольник, затерянный в нагромождениях скал на грани-це Центрального и Внутреннего Тянь-Шаня, производил такое впечатление на всех, кому довелось побывать там?! Если подвергнуть все свидетельства очевидцев строгому иссле-дованию, вряд ли они удовлетворили бы требованиям, предъявляемым обычно психоло-гами эмоционально стабильным людям. Анализ каждого из них в отдельности давал кли-ническую, но, в общем-то, объяснимую картину — стресс, гипоксия, физическая усталость, эмоциональное воздействие грандиозной красоты диких гор порождали смутные воспо-минания, безотчетную тревогу, легко сменяющуюся ощущением скрытых сил, тайные сигналы, видения, галлюцинации…

Неожиданную беременность тоже можно было объяс-нить причинами более естественными, чем явление святого духа… Но если попытаться исследовать все эти бессмысленные эмоции методом синтеза, построить из них некую систему, они, как химические реактивы, соединяясь, образовыва-ли густое облако мистического дыма, таящее в тот самый момент, когда, кажется, что вот-вот ухватишь тайну за хвост. Кумар, Кой-Кап, Караичкитаг – земля обетованная для басмачей, контрабандистов, религиозных фанатиков, шаманов, экзальтированных девиц, словом для любителей при-ключений, травки, и всякой чертовщинки.

Учитывая его труднодоступность– идеальное прибежище для людей, имеющих нелады с законом и здравым смыслом! Они, скорее все-го, и породили этот Бермудский треугольник, кыргызского разлива! Ученые скептически воспринимают все оригинальные допущения, приписываю-щие региону паранормальные свойства. Но теория, как известно, строится на допущениях, а чем они станут со временем: аксиомами или анекдотами — обычно известно лишь потом-кам! А пока мы все же решили не игнорировать те из них , которые не противоречат нау-ке. Географы отметили, что Караичкитагский метеорит значительно изменил гидрогра-фию и орографию региона – по человеческим меркам это дела давно минувших дней, а по геологическим — одно мгновение. Вновь образованные в результате космического удара термальные источники и озера, начинают оказывать влияние на микроклимат. Только ли на климат?…

Вопрос о непорочном зачатии учеными как-то не рассматривался, а вот феномен повышенной рождаемости среди женщин побывавших в зоне энергетической аномалии, они все же зафиксировали. У трех обследованных детей отмечен повышенный обмен ве-ществ, средняя температура тела — 36, 7 градусов, ускоренная реакция и лидерский харак-тер. Эти детишки устают меньше сверстников, в отношениях доминируют, а в кино заме-чают смену кадров!

Как это обычно бывает, не в силах преодолеть бедную сферу опыта, наука вышла из положения, объявив то, что не поддается пониманию и логическому толкованию, не-существующим и уступила арену исследования разного рода потусторонникам, решив-шим удивить этот не склонный ничему удивляться мир такой йогобогомутью, что оконча-тельно запутали все следы. Словом нашей экспедиции предстояло ответить на длинный список драматических вопросов, из которых первый: где взять квалифицированных проводников и лошадей?!

В поселке Эныльчек, напоминающем после разгрома оловодобывающего рудника Нагорный Карабах, по случаю праздника трудно было найти не то что проводника, но и просто трез-вого жителя, способного осмысленно ворочать языком! Попытки наладить контакт грози-ли превратиться в немотивированный конфликт. Наконец крепко поддатая бабушка с де-монически развивающимися на ветру седыми космами глубокомысленно, как бы проводя в уме сложные вычисления, махнула рукой куда-то в сторону мертвых глазниц брошен-ных домов и самым изящным нецензурным языком послала нас… искать некого Алмаза! Веселое местечко! Лорда Байрона не хватило бы здесь на пол баллады! Поиски таинственного Алмаза привели нас на базу охотхозяйства «Тур-Хан-Тенгри», где он в это время перевозил грузы для туристов на озеро Мерцбахера.

К нашему счастью, он оказался человеком действия – нужное количество лошадей нам удалось арендовать по 30 USD в сутки и, скоротав ночь в комфортабельных коттеджах, на сле-дующее утро выдвинуться в путь. Нужно самое мощное пространственное воображение, что бы описать этот импрес-сионистский мир, выкрашенный двумя цветами в богатейшую перспективу наползающих друг на друга оттенков.

Да и нужно ли его описывать? Нужно лишь видеть и благодарить бога за то, что даровал зрение! Мир ослепительных ледников и серых скал был безбрежен, свободен и бесстрастен! Он не нуждался в нашем восхищении, и фотографировать его было бесполезно, на снимке он казался лекальным и одномерным. Алмаз стартовал на своем косматом жеребце местной породы, как болид на Фор-муле-1, предоставив нам самостоятельно решать свои проблемы.

Проблема была одна: как нам, сидящим на конях, как баба на заборе, выдерживать его темп, когда коржумы с про-визией и снаряжением колотят по ногам, рюкзаки натирают спины, а седло напоминает инквизиторский станок для пыток еретиков. Первые шесть часов пути дали полное пред-ставление о том, что имел в виду Босх на своих картинах!.. Но за труды под солнцем бывает иногда и воздаяние, оно явилось нам, когда от не-прерывной тряски моя селезенка уже была готова, как лишняя деталь организма, упасть на дно живота, а исполненный адского смысла скрип седла слился с внутренним скрипом тех частей тела, которые об это седло терлись! Награда в виде, напоминающего солнечные часы, озерка заманчиво дымилась на фоне суровых ледников.

Мы сползли в термальный источник, как в реанимационный покой и, плавая на поверхности горячих вод, медленно возвращались к жизни. Алмаз уважительно относился к намеченным планам и ровно через полчаса лишенный сострадания заставил нас покинуть живительное озеро, чтобы успеть к закату добраться до ущелья Талды-Булак, где была запланирована первая ночевка. Как ни странно, купание чудесным образом вырвало из небытия ту энергию, что делала нас ко-гда-то живыми людьми и униженная усталость отступила куда-то внутрь организма. Са-моистязание шло нам на пользу, и мы с самоуверенностью способных учеников бодро тронулись вверх по крутому скальному прижиму.

Под нами с душераздирающим трагиз-мом ревел Сырыджас, предлагая нам одуматься и отказаться от нашей авантюрной за-теи… Заночевали мы на поляне под огромной елью, мгновенно растворившись в разбой-ничьем сумраке, запахе мха и прелой хвои. Казалось, не успел я закрыть глаза, как Алмаз принялся бесцеремонно трясти мою палатку. — Что случилось? — Утро случилось, айда пить чай и алга! Катастрофа! Нужно выбираться из теплого спальника! Такой подвиг едва бы оказался по плечу даже героям Пореченцева! Так или иначе, но к тому времени, как солнце пробило брешь в утреннем тумане, мы уже двигались вверх по Талды-Булаку, проламывая для лошадей лаз в зарослях мелко-го березняка и колючих кактусах караганы.

Лошади подолгу принюхивались, тяжко взды-хали, раздувая круглые бока, и осторожно выбирали место между камнями, куда можно поставить разбитое копыто. После обеда мокрые от пота мы уже были на перевале Кумар! Дрожало сердце, дрожали ноги, а в низу немного не в резкости дрожала, как мираж, не-обозримость долины Кумар, разделенная блестящей лентой реки на две части. Издалека складки сыртов напоминали обнаженный мозг, над ними быстро и ажур-но плыли в Китай контрабандные скопления облаков. На юге, как готические сторожевые башни, долину охраняли седые пятитысячники Кокшаал-Тоо .

Мы расселись у камня, на котором были выбиты изображения первобытных охотников, козлов и архаров с гипер-трофированными бубликами рогов. Скоро в подзорную трубу мы увидели многочислен-ные табунки живых архаров, пасущихся вперемежку с горными козлами — теками. Они мало отличались от своих высеченных в камне предков. Ходили они по тропам, пробитым в конце верхнего палеолита, не догадываясь, что земля уже принадлежит не им, а нам, и живы они единственно по нашей милости. А мы стояли на острие лезвия, отделяющего космический век от века каменного, и лишь тоненькая пуповина перевала Кумар связыва-ла нас с нашим временем. Говорят, что физиология и мозг человека за последние 70 тыс лет не претерпели существенных изменений; как только он избавляется от пут цивилиза-ции, он становиться таким же диким как его первобытные предки. Сейчас мы сделаем шаг вперед и посмотрим, так ли это! Вниз по сыпухе бежать легко, здесь слабеет закон Ньютона, можно скакать гигант-скими прыжками, как на луне. Спираль времени натянулась и беззвучно лопнула, обрывая обратные связи с цивилизованным миром, мысли парили в блаженном бездействии, абст-рактные проблемы уступили место животной радости бытия — хотелось побыстрее развес-ти костер и что-нибудь питательное на нем зажарить. Утром стал чудить GPS – оценил расстояние от лагеря до излучины Сарыджаза в 370 км.

Это было явное преувеличение – лагерь мы прекрасно видели в бинокль! Может быть, уже нет никаких спутников?! Земля сплошь покрыта лесами, в которых царствуют саблезубые тигры, а первобытный человек скромно собирает коренья по берегам рек и озер полных доисторических рыб? А мы единственные сапиенсы, вооруженные бесполез-ными теперь навигационными приборами и видеокамерами? Как же я теперь без компью-тера?! Потом, вдруг, сошел с ума компас, траектория его стрелки стала напоминать полет моли… Стадо теков равнодушно паслось в полутора сотнях метров от лагеря, не обращая внимания на костер, дым от которого тянулся вверх по склону в их сторону. Мы, было, хотели застрелить одного себе на ужин, но такая доверчивость нас растрогала. Все-таки у человека сохранился инстинкт не наносить вред тем, кто ему доверяет.

А как поведет се-бя, скажем медведь, если увидит рядом четырех аппетитных двуногих! Тоже растрогает-ся? Спать легли с оружием на изготовку. На рассвете Алмаз разбудил нас громким пением утреннего намаза. За прошедшие три дня мы поняли, что этот парень не так прост, как мог показаться с первого взгляда. Он совершил хадж в Мекку, немного знал арабский и английский, имел собственную овце-водческую ферму. По местным меркам он весьма обеспеченный и уважаемый человек со связями в мусульманском мире. Зачем же он работает простым проводником? — Аллах дал человеку глаза, чтобы он смотрел на этот мир! Аллах создал его для нас! — Но ты ведь с детства на него смотришь?! — Да, архан дюлюля! Аллах дал мне счастье! Другим не дал! Сидят в тумре или ра-ботают на станке: бух-бух! бух-бух! бух-бух! Всю жизнь: бух-бух! – Алмаз показал жес-тами, как несчастные работают у станка, — А мы счастливые! – он обвел рукой панораму гор. — Как нам добраться до Караичкитага? — Я никогда не был, а дед мой был, и говорит: не надо туда ходить, там ылбыс жи-вет! — А ты пойдешь с нами? — Конечно, пойду! Дед неграмотный был, всякий сказки верил.

Это не правильно. Шайтан у человека вот тут живет, — Алмаз указал пальцем в лоб. – А если человек в Алла-ха верит, ему нечего боятся в этом мире. — Ты не боишься смерти? — Смерти не боюсь, боюсь оказаться не готовым. — Так, когда пойдем? — Зимой, когда Сарыджас замерзнет, так пойдем. — А сейчас? — Кхе- кхе! – не удержался от смеха джигит, — Как ты реку перейдешь? Я посмотрел на грохочущий Сарыджас и понял, что экспедиция наша оказалась до смеш-ного не продуманной! Мы не сомневались, что раз на карте пунктиром были обозначены тропы, должен быть какой-то мост, переправа, брод… Другой выход из положения – плот или катамаран. Мы вполне могли бы перевести сюда небольшое судно на лошадях.

В течении трех дней мы обследовали огромные скаль-ные прижимы за излучиной урочища Кумар и пришли к выводу, что дальше продвигаться по правому берегу без специального скалолазного снаряжения невозможно. Переправить-ся на левый берег реки можно было только на специальной лодке, приспособленной для бурных вод. Первый – рекогносцировочный этап экспедиции подходил к концу. По крайней ме-ре, мы прикоснулись к одному из трех таинственных «К» и, «оно», слегка почудив с на-шей навигационной техникой, отпускало нас, по-добру, по-здорову, домой — в 21 век!

Ни у кого из нас не открылись паранормальные способности, никто не забеременел (может потому, что все мы были мужчины), только может быть чуть-чуть «поехала кры-ша» от невыразимой красоты Дикой природы и появилась капелька пророческих способ-ностей — мы, не сговариваясь, предсказали будущее — мы обязательно вернемся сюда в этом году, чтобы продолжить экспедицию.

Сергей Высоцкий

Каракол

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.