Прогулки в парке 2025 года

Прогулки в парке 2025 года В новом генплане развития столицы до 2025 года впервые в отдельном разделе выделен проект реконструкции городских парков и скверов. Однако насколько удастся воплотить замыслы архитекторов проекта? Слишком разнятся интересы, касающиеся застройки и охраны окружающей среды. Взгляды специалистов также во многом не совпадают. О том, каким станет зеленый наряд города, корреспонденту “Вечернего Бишкека” рассказали руководитель мастерской генплана Бишкека Кыргызского НИИП градостроительства, главный архитектор проекта Джанузак Кульбатыров, главный специалист–архитектор, руководитель раздела “Охрана окружающей среды” Наталья Мухамадиева и заведующий кафедрой основ архитектурного проектирования КРСУ профессор Юрий Смирнов. — Сегодня, в период рыночных отношений, проблема зеленого строительства стала особенно острой, — считает Джанузак Кульбатыров. — Суть — в жестком столкновении интересов разных групп в области использования городских участков: инвесторов, заинтересованных в строительстве зданий в свободных зонах в ущерб городскому сообществу, мэрии, государства и горожан. Для решения этих вопросов необходимы принципиально новые методы и подходы. Генплан в сегодняшнем его виде ориентирован на баланс интересов всех участников, полагает Кульбатыров. Он предусматривает как улучшение условий жизни горожан, так и получение прибыли для городской казны. Массивов, выделенных на проектном плане города зеленым цветом, довольно много. Как объясняет Наталья Мухамадиева, по строительным нормам и правилам на одного человека должно приходиться по 21 квадратному метру зеленых насаждений общего пользования. У нас же это количество намного меньше — всего 11 квадратных метров. Бишкек, когда–то имевший славу одного из самых зеленых городов, ее практически потерял. Чтобы озеленить город, требуются немалые средства. Ежегодно — около 500 миллионов сомов, тогда как бюджет городской казны составляет примерно 1,5 — 2 миллиарда. Маловероятно, что четвертая часть из этой суммы будет выделена на посадки насаждений. Значит, надеяться остается только на инвесторов. Если замыслы архитекторов удастся воплотить в жизнь, город наш преобразится несказанно. Так, в городской парк превратится Карагачевая роща, заложенная в 1883 году Алексеем Фетисовым. Она будет частично расширена до улицы Елебесова (бывшая Бакинская) и проспекта Жибек Жолу, а старая табачная фабрика и фармацевтический завод “Айдан–фарма”, которые находятся в этой зоне и используются в качестве складских помещений, пойдут под снос. В многофункциональный парк с разнообразными аттракционами, спортивными площадками, павильонами, зонами для купания и прогулок превратятся запущенные пруды, именуемые в народе Сорока, с примыкающими к ним лесопосадками. Богатую фантазию продемонстрировали проектировщики в ландшафтном дизайне территории близ микрорайона “Асанбай”. По их замыслу, парк, заложенный в честь 125–летия города, плавно перейдет к лесопосадкам в предгорьях. Здесь же, на взгляд архитекторов, самое место зоопарку и новому ипподрому, а значит, прогулочным и конным маршрутам. На месте карьеров появятся искусственные озера, в начале горных массивов будут проложены лыжные и санные маршруты с однодневными базами отдыха. Зазеленеют набережные рек Ала–Арча и Аламедин, которые, как предполагается, войдут в единую водно–зеленую систему города, и зашумит листва вдоль магистралей столицы. Споры разгорелись вокруг Центрального парка культуры и отдыха имени Ататюрка. По замыслу разработчиков генплана, здесь должны были появиться два–три искусственных озера с пляжами, спортивные площадки, и прочие развлечения. Однако, как стало известно, все это останется запечатленным лишь на бумаге. В ближайшее время на этой территории начнется строительство жилых многоэтажек. Ситуация с парком Ататюрка наглядно продемонстрировала разнообразие мнений проектировщиков из разных ведомств. Как полагает заведующий кафедрой основ архитектурного проектирования Смирнов, отсутствие этого зеленого массива в южной части города не скажется отрицательно на легких столицы. — Учитывая, что мы живем в зоне штилей, задача архитекторов — усилить и активизировать ветровые потоки, — считает архитектор. — Именно это происходит при точечной застройке, которая улучшает вентиляцию. Такой принцип строительства применяется во многих городах. Кстати, в генплане учтены рекомендации Смирнова, касающиеся как
проветривания города горными бризами, так и чередования концентрированной плотной застройки и водно–озелененных осей по всему городу. Деревья, растущие вдоль дорог, не выполняют своей функции по очищению воздуха, создавая лишь зоны дискомфорта. Гораздо полезнее, считает Смирнов, увеличив плотность застройки, освободить место для скверов и парков, вписывающихся в архитектурный ансамбль города, где действительно дышится легко и свободно. Мнение бишкекского архитектора подтверждают исследования молодого ученого из Томского университета Романа Нутермана, решившего подвергнуть сомнению старые истины: чем больше деревьев, тем чище воздух. Построив на компьютере математическую модель движения загрязненного воздуха в городе, он обнаружил, что на забитых транспортом улицах деревья существенно уменьшают вентиляцию. В результате резко увеличивается концентрация выхлопных газов. Вывод: озеленять города лучше вдали от забитых транспортом дорог. Так же полагают и некоторые западные исследователи, которые начали пересматривать стратегию озеленения мегаполисов. Справка «ВБ» По данным специалистов, 70 процентов рукотворных лесов Бишкека находится в деградированном состоянии. Около 80 процентов населения столицы проживает в зоне экологического дискомфорта.

Раиса КАМАРЛИ

Вечерний Бишкек

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.