Талант ОМУРБЕКОВ: Многие будущие мамы слишком легкомысленны

f15411.jpg Когда главному врачу детской клинической больницы скорой медицинской помощи профессору Талантбеку Омурбекову внесли в кабинет этого малыша, он, повидавший на своем веку немало, испытал самый настоящий шок.
— На меня будто опрокинули ушат с ледяной водой: у ребенка, который родился в Кара–Балте два дня назад, почти целиком отсутствовал… череп, — вспоминает сегодня доктор медицинских наук Т.Омурбеков. — Можете себе представить состояние матери, когда она узнала, что ее дитя появилось на свет с открытым мозгом. Меня умоляли помочь, но современная медицинская наука еще не научилась наращивать черепные коробки. Я перелистал все учебники, какие нашел в своей библиотеке, и не обнаружил ни одного подобного случая в мировой практике.
Но учебники, увы, в наше время не успевают за реалиями, ведь в последние годы врачам приходится сталкиваться с все более и более необычными аномалиями. Об этом наш разговор с Талантбеком Омурбековым.
— Что стало с тем новорожденным из Кара–Балты?
— Его увезли домой, и он, вероятнее всего, погиб. Приходится признать, что за последние три–четыре года в Кыргызстане наблюдается резкий рост ВПР, то есть врожденных пороков развития, которые требуют оперативного вмешательства. У нас в больнице собран целый архив патологий, при виде которых остается только развести руками. Но мы не сдаемся, всякий раз пытаемся сделать все возможное для спасения жизни.
Собственно, проблема актуальна не только в республике. Рост числа ВПР наблюдается в большинстве стран мира. Совокупная частота случаев колеблется от 7 до 40 и более на 1000 рождений.
— Неужели с этим ничего нельзя сделать?
— Существует так называемая пренатальная диагностика, куда входят ультразвуковое исследование, сывороточные тесты, другие исследования. Вот они и выявляют пороки на ранних стадиях развития плода. Однако мы не всегда способны их исправить. Врачи вынуждены ставить женщину и ее семью перед непростым выбором — отказаться от больного ребенка и искусственно прервать беременность или принять ответственность за инвалида, который никогда не станет здоровым человеком. Затраты на лечение и поддержание жизни таких детей весьма высоки. По оценкам специалистов из США, годовые затраты на ребенка с ВПР в Америке составляют до 70 тысяч долларов.
Многие врачи считают, что гораздо гуманнее прервать пороки развития. Некоторые государства, как, скажем, Аргентина или Турция, уже реализуют государственные программы по предотвращению врожденных патологий развития. Главное содержание этих программ — разъяснение медикам и будущим мамам путей профилактики и предупреждения пороков развития будущего потомства.
— Говорят, ВПР практически непредсказуемы и на 95 процентов возникают случайно.
— Именно поэтому так важна массовая профилактика этих тяжелых отклонений развития. Но я хирург, профилактика — не моя область. Сейчас мы ведем научную работу с одним из учеников, исследуем возможные причины. Но для нас главное — снижение осложнений после операций и летальных исходов.
— И все же может ли медицина назвать главную причину возникновения аномалий?
— В прошлом году к нам поступили почти 200 детей с врожденными отклонениями, в этом году таких пациентов гораздо больше. Мы тщательно обследовали каждого ребенка, и у 83–87 процентов этих детей обнаружили внутриутробные инфекции. То есть через плаценту от матери к ребятишкам перешли специфические и неспецифические инфекции, которые передаются половым путем. Это хламидиоз, уреоплазмы, микоплазмы, в общем, целый букет инфекций — всего их насчитывается сегодня не менее двадцати. О чем это говорит? О том, что многие будущие матери еще достаточно легкомысленны, не контролируют свое здоровье, тем более что большинство инфекций протекают без симптомов. Немалую роль играет и то, что женщины очень часто занимаются самолечением, что и приводит к печальным последствиям.
Чего скрывать, заболеваемость инфекциями, передающимися половым путем, остается у нас очень высокой. Ведь в наше время ослабли нормы морали, произошли демографические сдвиги, изменились взгляды на сексуальные отношения.
— А с какими пороками развития вам приходится сталкиваться чаще всего?
— С аноректальными, которые связаны с прямой кишкой. Такие ВПР распространены сравнительно широко — их частота составляет один случай на три–пять тысяч новорожденных. Поэтому мы открыли единственное в стране отделение детской колопроктологии, где работают замечательные врачи. Подобные пороки чаще встречаются у младенцев мужского пола, и обнаруживаются практически сразу, ведь у малыша отсутствует заднепроходное отверстие.
Могу сказать, что в этой деликатной области нам удалось достичь неплохих результатов. В Кыргызстане еще недавно летальность при этих пороках достигала 60 процентов. Мы разработали тактику лечения, изменили методы операции, и за последние годы сократили летальность почти на 40 процентов. Пороки развития — это такая сфера, где вопросов пока больше, чем ответов, но мы не сидим сложа руки, а ведем исследования и действуем на всех фронтах.
Елена СКОРОДУМОВА.
Фото Владимира ПИРОГОВА.

MSN

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *