А.Богданов: Над Кыргызстаном и всей ЦентрАзией нависла опасность радиоактивного заражения

5 июня — День защиты окружающей среды. Продукты жизнедеятельности человека стали для него самым опасным невидимым врагом. Склады вредных веществ, необъятные мусорные свалки, автомобильные выхлопы и выбросы предприятий все сильнее давят на людей, меняют климат и порождают новые природные катаклизмы. А человеку неймется. Он продолжает строить заводы и фабрики без учета экологии и заражает атмосферу, почву, воду, ледники вредными выбросами в надежде, что природа все переварит. Ан, нет!

Начавшееся потепление климата активизировало в республике оползни и сели. Сейчас специалисты насчитали в республике более пятисот таких опасных мест, откуда население надо выводить. Особенно из тех зон, где промышленным отвалам угрожают сходы земляных масс. Но и там, где такой опасности нет, граждане получают подарки от вредного производства. Например, в районе Кадамжайского и Хайдарканского комбинатов. Несколько лет назад экологи обследовали Ферганскую долину и установили, что концентрации ртути, сурьмы в атмосфере превышают допустимые нормы в 80 раз. Эти вещества проникают в кровь и обнаружены даже в грудном молоке кормящих женщин. А в детских организмах их оказалось даже больше, чем у мам.

В республике несколько десятков наспех прикрытых свалок уранового производства, где 145 миллионов тонн опаснейших отходов. Они неоднократно привлекали внимание кыргызского парламента и международных организаций. Депутатская комиссия в прошлые годы зафиксировала 6,5 тысяч гектаров зараженных радиацией земель. Оболочки хранилищ уже разрушаются. Это может привести к тому, что только в Чуйской области будет отравлено более 5 тысяч квадратных гектаров земель. Тем более, что разрушению помогают люди, выковыривая из отвалов все, что можно продать.

Не зря же медики решили провести обследование детей-сталкеров, которые копаются в отвалах Орловского комбината. А есть еще множество могильников, из которых по заключению депутатской комиссии, население брало песок для строительства. Что это за материал, можно судить по городу Кара-Балта, где расположено едва ли не самое большое в мире урановое хвостохранилище. Два года назад депутатская комиссия зафиксировала: здесь сконцентрировано почти 40 млн. кубометров вредных веществ. В некоторых местах излучение достигает 1300 микрорентген в час.

Словом, 50 тысяч человек живет как на атомной бомбе. Больше того. Идет фильтрация радионуклидов в наземные и подземные водные источники, а ветер разносит заразу на сотни километров. Границы города вплотную подошли к санитарно-защитной зоне хвостохранилища. Исследования показали, говорят в научно-инженерном центре «Геоприбор», что ареал загрязнения подземных вод в городе и окрестностях увеличивается. Финские эксперты собрали солидные данные, но на реализацию проекта по обезвреживанию отвалов нужны деньги. А тем временем ветровая эрозия мелкой фракции разлетается не только над Кара-Балтой, но и достигает Бишкека.

Столица республики, которую прежде называли городом-садом, сейчас окутана плотным смогом, главными «поставщиками» которого являются сотни тысяч устаревших автомобилей, Бишкекская ТЭЦ. Горожане постоянно вдыхают фенолы, формальдегиды, соединения тяжелых металлов, которых в год на квадратный километр выпадает по 15 килограмм. Это кроме двуокиси азота, который соединяется с влагой в атмосфере и в наших легких превращается в кислоту. Эти вещества оседают на стеклах окон, которые становятся матовыми.

Зеленые насаждения, которых с каждым годом становится все меньше, уже не в состоянии «переварить» эту отраву. В прошлом веке публицист Айдер Куркчи писал: «Зеленые насаждения жители Фрунзе воспринимают как символ благополучия, стабильности. Деревья напоминают потомкам кочевников коридоры долин и ущелий, поросших тянь-шанской елью, грохочущие водопады. Здесь космос и земля в одном ряду. Осев на земле, они осмыслили неведомую им прежде градостроительную культуру в урбанистическом кольце, в котором ищут свое национальное содержание».

С каждым днем сделать это трудней, поскольку ежегодно в столице исчезает до 15 гектаров зеленых насаждений. Они уже не могут снизить запыленность воздуха, которая в Бишкеке в 5-6 раз превышает предельно допустимую для здоровья норму, а обнищавшая экологическая служба не в состоянии полностью контролировать выброс в атмосферу вредных веществ. Присоединившись к Киотскому протоколу, который предусматривает сокращение выбросов до 2012 года, республика пока так и не задействовала экологическую программу. Она могла бы принести в казну страны немалые деньги. Не только за счет продажи развитым странам квот на выброс вредных веществ, но и списания долгов в обмен на экологию.

Продажа квот на выброс парниковых газов позволит стране участвовать в финансовых механизмах протокола и принимать участие в проектах совместного существования. Даже такая промышленно развитая страна как Беларусь намерена использовать этот источник пополнения бюджета. Как сообщил министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Леонтий Хоружик, всем 168 странам- участникам Киотского протокола разосланы предложения о продаже. «Мы обязуемся снизить выбросы парниковых газов на 5% от базового уровня в 112 млн. т.», — сказал министр и подчеркнул: выброс газов в 2004 году составил около 60 млн. тонн.

С учетом принятых обязательств в Беларуси свободными останутся еще 55 млн. тонн. Что это значит для республики? Она может получить около $250 млн. за счет реализации проектов совместного существования. Те страны, которые нуждаются в углеродных квотах, поставят свои технологии и за счет их внедрения в Беларуси снизят выбросы парниковых газов. Заявку этой республики рассмотрят на Конференции стран-участниц Киотского протокола, которая состоится в ноябре нынешнего года. Беларусь начала торговать квотами. Неплохо бы и Кыргызстану заявить о такой инициативе.

Пока же наши медики вынуждены фиксировать стремительный рост легочных, сердечно-сосудистых, инфекционных заболеваний. По данным прошлых лет этих недугов в столице в три раза больше, чем в среднем по стране и в два раза больных со злокачественными опухолями. И не случайно. Кроме обилия отживших в Европе свой век автомобилей, горожан отравляют свалки. Они постоянно горят и насыщают воздух наиболее канцерогенными и вредными для здоровья химическими частицами. Их обнаруживают даже в водопроводной воде.

Современный человек находится под постоянной угрозой природных сил. Например, прошли обильные дожди на юге страны, и жители южной столицы на время остались без чистой питьевой воды, поскольку водозаборник оказался наполнен мутной жижей, непригодной для питья. И такое здесь не впервые. Только что на юге зафиксирована вспышка брюшного тифа. Это не только несоблюдение людьми основных гигиенических требований. Существенную роль в этом играет питьевая вода. Ее нередко берут не только из речек, озер, но даже из оросительных каналов.

Чистую воду 80% сел страны могут получить только в будущем году, если будет доведен до финиша проект Всемирного банка, который выделил на улучшение водоснабжения $70 млн. Но этого едва ли достаточно для здоровья нации. Абсолютное большинство действующих водопроводов проложено 20-30 лет назад. В Бишкеке уже немало мест, где соседство проржавевших труб водопровода с канализацией создает угрозу вспышек желудочных заболеваний. Эксперты Всемирной организации здоровья полагают: если эти процессы не остановить, то содержание вредных веществ в воде, почве, атмосфере в ближайшие годы увеличится в 200 раз.

Это и стало предметом заботы финского правительства. Три с лишним года назад оно подключило к кыргызским медикам и экологам свой институт окружающей среды и выделило 3,2 млн. евро на борьбу с легочными заболеваниями. В программе задействованы медики, ученые, национальные и местные центры здоровья. Однако реализация многих программ, инвестиции в здравоохранение и защиту окружающей среды все еще сдерживает нестабильная политическая ситуация в республике, низкий рост производства, непрозрачность расходов на экологию.

Надругательство над природой, когда ее загрязняют всеми доступными человеку средствами, вызывает настоящие оползни, сели, наводнения. Они угрожают разбросанными по берегам реки Майлуу-Суу ядерным отвалам. Сюда уже начинают попадать нуклиды из могильников. Берега этой речки в некоторых местах фонят за тысячу микрорентген в час. Различные альфа, бета частицы с водой попадают в организм человека, накапливаются здесь и вызывают необратимые последствия. А если в период большой воды вся эта радиоактивная грязь будет из ущелья выброшена в долины, то всем мало не покажется.

Поэтому не зря особую тревогу экологов вызывает юг страны. Здесь несколько десятков могильников с отходами уранового производства. Все они расположены в сейсмо- и селеопасных зонах. Их разрушение угрожает не только республике, но и государствам, расположенным в зоне реки Сырдарья. Несколько десятков миллионов людей могут стать жертвами катастрофы, почище Чернобыльской. Давно настала пора соседям объединить усилия, поскольку Кыргызстан сам не в состоянии выделить на ремонт могильников более $200 млн., считают эксперты компании УранЭрцербер, работавшие в республике по программе ТАСИС.

Пока только Всемирный банк и правительство Японии в 2004 году выделили на проект по предупреждению чрезвычайных ситуаций гранты около $9 млн. Эти средства предназначались для изоляции, защиты заброшенных хвостохранилищ и урановых отвалов от оползней, наводнений на территории Майлуу-Суу, создания системы управления бедствиями и реагирования на чрезвычайные ситуации, выявления зон риска. Но такие же есть и во многих других районах. Наиболее серьезная — рядом с биосферным заповедником Иссык-Куль. В хвостохранилище Каджи-Сая более 600 тысяч кубических метров радиоактивной массы, а могильник под угрозой разрушения. И все это может выплеснуться в озеро.

Может показаться странным, что не государства Средней Азии, а в далекой Финляндии и Германии не остаются равнодушными к ситуации. Федеральное министерство окружающей среды, охраны природы и ядерных реакторов направляло в республику делегацию для изучения проблемы. Сделали оценку свалок специалисты НИИ промтехнологии Минатома России. Но это лишь отдельные потуги, локальные меры по предупреждению беды, нависшей над целым регионом.

Пока же только отдельные энтузиасты борются за чистоту окружающей среды. Например, 75-летний Алымбек Садабаев на каменистой брошенной земле в пригороде Бишкека создал садоводческое общество: «Даже не для прокорма: сейчас надо быть адекватным многослойной природной среде, которая неоднократно оказывала влияние на ход цивилизации Средней Азии. Надо восстанавливать экологическое равновесие, не терять представление о жизни, воде, воздухе. Мой сад в 15 гектаров призван хоть немного насытить городскую атмосферу кислородом, влагой», говорит аксакал.

Он не архитектор, не ученый. Однако понимает, что нынешнее градостроительство не совпадает с экологическими требованиями, запросами жителей: нет уважения к человеку, как части биосферы. В городе исчезает комфортная среда обитания. На нее обращают серьезное внимание ассоциация мигрантов-застройщиков. Многие из них обитают не в домах, а в лачугах и волей-неволей ежедневно загрязняют окружающую среду. Много лет над решением этой проблемы бьется и центр аграрной реформы «Атажюрт». Но едва ли в этом направлении можно что-то сделать, когда вся городская инфраструктура трещит по швам.

Международные организации давно обращают внимание на то, что между странами Средней Азии нет единого взгляда и подхода к проблемам глобального загрязнения окружающей среды. Во многих странах региона бывший СССР создавал атомный щит. Сегодня в один момент он может стать мечом. Над Кыргызстаном и всем регионом нависла серьезная опасность радиоактивного заражения.

Альберт Богданов Кабар

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.