Не плюй в недра — золота не будет

Вечерный Бишкек, Понедельник, 27 февраля 2006 года. №36 (8960)
II съезд Ассоциации горнопромышленников и геологов республики прошел незаметно для широкой общественности. Ну и действительно — ни скандалов, ни мордобития, осадных юрт не ставили, самосожжением не угрожали. Какой может быть интерес? На самом деле это было в высшей степени показательное событие. Собралась элита горняков, геологов, профессионалов самой высшей марки (таких у нас, конечно, намного меньше, чем рево-люционеров, но все–таки еще есть). И разбирались в том, что творится в самой важной отрасли республики — горнодобывающей.

О подробностях сегодня рассказывает президент ассоциации Орозбек Дуйшеев:
–Мы крайне обеспокоены. Уже много лет положение добывающей промышленности кризисное, хотя все говорят о ее приоритетности. Закрыты шахты, рудники. Единственное, на плаву держится ГАО “Хайдарканский ртутный комбинат”. Я бы назвал состояние дел хаосом.
— Какие у вас есть для этого основания?
— Два очень важных момента: до сих пор нет государственной концепции рационального освоения полезных ископаемых, не создана программа развития геологической службы и добывающей отрасли. И еще — до сих пор нет органа, который осуществлял бы государственный контроль за тем, кто, где, что, на каких основаниях добывает. Все это вызвало хищническую отработку месторождений, с большими потерями, накоплением неутилизированных отходов.
Мы живем в XXI веке и обязаны соблюдать законы экологии! Постоянно анализировать экогеохимическую ситуацию. Последствия агрессивной производственной деятельности человека могут быть в несколько раз тяжелее и опаснее природных катастроф.
— Представляю, какие деньжищи нужны для того, чтобы реализовать все, что вы перечислили…
— А как вы думали? Для того, чтобы получить, надо вкладывать. Но ведь и отдача высокая! У нас есть все — разведанные месторождения, специалисты.
Нет только заинтересованности правительства. Наша ассоциация, в которую входят ведущие ученые и практики горного дела страны, доктора наук, академики, разработала рациональную концепцию управления геологическими службами и горнопромышленными комплексами.
Поверьте мне, я закончил Московский горный институт, 56 лет проработал в этой сфере, там учтено все. Более того, наши предложения поддержали японский исследовательский центр “Миндеко” и специалисты Всемирного банка.
— Уже догадываюсь, что ваши идеи не пригодились.
— Мы дважды представляли концепцию на рассмотрение правительства. Один раз получили в ответ невразумительное слово “отказ”. Аргументами там себя не обременяют. В другой — глухое молчание.
— Почему же такое непонимание?
— Я думаю, просто некому понимать. Тут есть одна тонкость: горнодобывающая отрасль — штука сложная, требует глубоких знаний и опыта. Во всем мире этим делом занимаются, а тем более руководят только профессионалы. Причем умные. А у нас — дилетанты, которые принимают неадекватные решения. Во всем правительстве нет ни одного горняка. С 1992 года руководителями горнодобывающих предприятий назначаются посторонние люди. Результат налицо.
— А нельзя ли поконкретнее. Хотя бы пару примеров, причем из последних.
— Возьмем разрез “Кара–Кече”. Это же национальный позор. Во время своего выступления в Министерстве промышленности я напрямую задал вопрос премьер–министру Феликсу Кулову, как он терпит те правонарушения и преступления, которые совершаются там: мародерство, разбой, хулиганство, силовой захват частной собственности — грубейшее нарушение конституционных прав? Ответа до сих пор нет. Я, как председатель Совета директоров АО “Акулак”, знаю, что там происходит. Это катастрофа — недопустимо нарушается технология производства, страдает дорогая техника. Неизвестно куда “ушли” 50 тысяч тонн угля — это 20 миллионов сомов.
— Ну Мотуев, который персонифицировал собой все это, скорее террорист, когда профессия уже не важна.
— А кто в такой ситуации назначил его директором разреза? Причем незаконно, с нарушением пяти пунктов закона об акционерном обществе? Бывший руководитель государственного предприятия “Комур”, которое объединяет всю угольную промышленность, Рахманов. Не промышленник и не горняк. С этой должности его сместил своим решением президент. Зато сейчас он возглавляет Свердловский акимиат столицы. А “назначенец” остался.
— Сейчас все говорят о золотом месторождении Джеруй. Что там происходит на самом деле?
— Ситуация парадоксальная, которая просто “кричит” о том, что у правительства нет продуманной политики освоения недр. Сначала этой совместной английско–кыргызской компании без конкурса, совершенно немотивированно, дают лицензию, потом отбирают.
Ладно. Сейчас эта компания “исправилась”. Выполнила все условия, поставленные правительством. Я был там. Идет огромная стройка. Приехали монтажники из Южной Африки — высочайшие специалисты. Наших 700 человек работают. Деньги в банке есть — истрачено уже 37 миллионов долларов США. Очень выгодные условия: за каждый грамм золота республика получит 9,3 доллара, это более 60 процентов общего дохода. (Для сравнения: “Кумтор” дает нам всего лишь 30 процентов, или 3,1 доллара с грамма.) Люди на деле доказали, что хотят работать с пользой для страны. Так нет же, опять по необъяснимым причинам лицензию не дают. Компания вынуждена будет подать иск в Международный суд. Логики никакой. Только опять “прославимся”, потеряем деньги и золото.
— Что вы намерены со всем этим делать дальше?
— На съезде мы приняли обращение к президенту, Жогорку Кенешу, правительству и всему кыргызстанскому народу: не стоит забывать, что богатства наших недр — общенациональное достояние, и наш народ имеет право знать, кто и как распоряжается этим богатством. И, конечно, надеемся на адекватную реакцию.

Справка «ВБ»
Сегодня основу минерально–сырьевой базы республики составляют запасы золота, олова, вольфрама, бериллия, редкоземельных элементов, угля, плавикового шпата, разнообразных строительных материалов, волостанита.
Беседовала Ольга ДЯДЮЧЕНКО.
Фото Темира СЫДЫКБЕКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.