Один в поле не воин

Тема контроля со стороны общественности была также поднята на круглом столе, организованном ОФ «Независимая экологическая экспертиза» и Информационной сетью CARNet при поддержке Фонда Фридриха Эберта. На этот раз речь шла о контроле за деятельностью природоохранных ведомств. На круглый стол были приглашены; представители экологических НПО, природоохранных ведомств, хозяйствующих предприятий, работающих в отрасли переработки и оказания услуг. Участники круглого стола обсудили такие вопросы как:

• Участие общественности в принятии значимых решений

• Законодательство КР, регулирующее общественный контроль

• Информационное сопровождение общественных кампаний и акций.

Представитель Коалиции «Партнерская инициатива» Лариса Щербакова представила доклад по участию общественности, в котором подробно рассказала о четырех стадиях общественного контроля. На вопрос в чем отличие общественной экспертизы от государственной, она ответила, что и та и другая основываются на данных представляемых инициаторами проектов и вся процедура проведения идет один в один, но единственная разница в том, что общественная экспертиза в отличие от государственной носит рекомендательный характер. Докладчик по второму вопросу, представитель ОФ «Независимая экологическая экспертиза» Виталий Борцов отметил, что в законодательстве об экологии много белых пятен и нет конкретно разработанных механизмов участия общественности.

Процедуры контроля даны расплывчато. Участие общественности разбросано по законам, нет общей, четко прописанной модели исполнения. Нет еще пока законодательно подкрепленной обязанности выполнения решений общественной экспертизы. На что последовал вопрос, а следует ли все досконально прописывать? Может быть, оно даже к лучшему, что нет жесткой пошаговой регламентации? Потому что нельзя все предусмотреть, порой бывают такие необычайные, инновационные способы решения, единственно правильные, способные привести к блестящему результату, но ели они не будут прописаны в законе, их нельзя будет использовать и будет, упущен шанс.

Главное для нас, что есть ссылка на возможность участия и на эту ссылку и следует делать упор. В законе разрешено все, что не запрещено. Детальная прописка всего и вся создает опасность для общественности, потому что власти могут этим воспользоваться и давить все, что не прописано в законе. Главное, что мы знаем, как в каком направлении идти, нам дано право, а рамки его использования, чем шире, тем лучше. Я не совсем согласен с вами, — сказал руководитель ОФ «Независимая экологическая экспертиза» Олег Печенюк.

Из-за того, что нет четкой «прописанности» в законе механизмов проведения экологической экспертизы, остается во власти предприятия давать или не давать добро общественности на контроль за его деятельностью. Естественно, что предприятие будет более склонно препятствовать этому. В данное время проведение общественной экспертизы регулируется подзаконными актами, с содержанием которых не могут толком разобраться даже сами их разработчики. Нужна четкость и ясность, которых, нам сейчас не хватает. Это очень большая проблема. Начиная с 1998 года до сегодняшнего дня, продолжается бесконечная реструктуризация природоохранных ведомств.

Сначала было Министерство охраны природы, потом оно преобразовалось в департамент при Министерстве чрезвычайных ситуаций, затем его перевели в Ош. В результате чего был загублен отдел экологической экспертизы, произошел большой отток сильных, опытных специалистов. Но несмотря на это выходит приказ министра, об увольнении 38 специалистов. Общественности удалось при помощи СМИ отстоять специалистов. Сейчас это Агенство по охране окружающей среды и лесного хозяйства. Каждая реструктуризация вымывает специалистов, но ничего не происходит беспричинно, в реструктуризации заинтересованы чиновники, потому что они дают возможность не нести ответственности за предыдущие действия и не только, а еще и кредиты и гранты.

Чем очень здорово подорвали доверие западных инвесторов и донорских агенств. Сейчас во все колокола трубят о проблеме перезахоронения хвостохранилищ в Майлы-Суу. Но при этом умалчивается, что на перезахоронение в свое время давала серьезное финансирование Норвегия. Но осуществлению проекта помешала все та же реструктуризация. Кто будет отвечать за случившееся? Никто. В 2000 году из бюджета города было выделено миллион сомов на празднование Дня Земли. Из этой суммы была использована только четверть, где остальные деньги? Опять некому за это отвечать.

Представитель горнодобывающего завода отметила, что, пожалуй, пока, на данном этапе, преждевременно придавать результатам общественной экспертизы статус обязательного, неукоснительного исполнения. Лучше пока не меняя оставить ему рекомендательный характер, потому что общественность представляется по разному, соответственно и уровень экспертиз бывает разный. Представитель ТСО г. Бишкек Ветрова сказала, что нет прозрачности и участия общественности в процедурах распределения земельных участков, общественность не знает, когда, какие участки земли выставляются на торги и кто становится их владельцами.

Практически на каждом шагу нарушаются правила градостроительства. Руководитель НПО «Институт гуманитарного проектирования» Людмила Сапожникова, прокомментировала выступление Ветровой, сказав, что в законе о местном самоуправлении оговорено, что ТОСы могут и более того должны участвовать в торгах, и здесь скорее проблема заключена в самих ТОСах, они сами не проявляют необходимой инициативы. В городе есть 53 ТОСа, но активных среди них единицы. А один, как известно в поле не воин. Печенюк О. руководитель ОФ «Независимая экологическая экспертиза» высказал свое мнение: «Общественность должна держать под контролем передачу госсобственности, почему она передается без тендера? Мы заплатили налоги и должны держать под контролем работу, нанятых нами госчиновников. Нельзя допускать, чтобы хозяйствующие и контролирующие субъекты были в одном лице. Эта система изначально проблемная.

В Уставе Всемирного банка указано, что любой проект может быть приостановлен, если есть заявление хотя бы, от двух человек, выступающих против данного проекта. Яркий тому пример случился на Сахалине, где по заявлению рядовых граждан был остановлен проект на 50 миллионов долларов. Можно представить себе реакцию на случившееся губернатора области, но факт остается фактом. Есть такое понятие, как общественный интерес, он проявляется там, где нарушаются права граждан. Часто высказываются опасения, мол, что будет, если каждый, прикрываясь общественностью, начнет контролировать работу госорганов, предприятий, отвлекать их по пустякам. Но это излишние опасения, люди тогда начинают требовать контроля, когда их интересы сильно задевают.

В таких случаях, надо искать единомышленников, кто еще страдает, и надо объединяться – и это единственный способ достичь желаемых результатов. Участники круглого стола выдвинули следующие предложения: Создать временные рабочие группы с привлечением специалистов. Привлечь депутатов, которые проявляют интерес вопросам общественного контроля. Прописать, если не обязательное исполнение рекомендаций общественной экспертизы, то обязательное представление объяснений, почему эти рекомендации были не приняты. Общественности взять на вооружение, что если нет заключения ОВОС, это всегда серьезное основание для того, чтобы остановить, а может быть и запретить выполнение любого проекта. Организаторы круглого стола напомнили участникам, что в Кыргызстане и Казахстане идет разработка экологического Кодекса.

В Кыргызстане инициативу по разработке взяли на себя общественные объединения, при поддержке ПРООН, в отличие от Казахстана, где разработка экологического Кодекса идет полностью за счет госбюджета. У нас на это денег у государства просто-напросто нет. Общественность не должна оставаться в стороне от этого процесса и должна вносить свои рекомендации и замечания. По вопросу информационного сопровождения общественных кампаний и акций, выступил представитель информационной сети CARNet Владимир Гребнев.

Он показал сайты www/caresd.net, www/expertise.caresd.net – сайт ОФ «Независимая экологическая экспертиза», а также ecomon.caresd.net — сайт бывшего Департамента экологии и природопользования, нынешнего Агенства ООС и лесного хозяйства. Но сайт департамента не работает с октября месяца прошлого года из-за отсутствия финансирования, существуют еще сайты мэрии города и горкенеша, но в них практически отсутствует информация. По словам Гребнева природоохранные ведомства боятся давать информацию, не зная, какая будет реакция.

Для того чтобы принять решение, необходимо информационное поле, для того , чтобы создать общественное мнение и нам надо определиться какой вид информации по деятельности природоохранных ведомств нам нужен.

Хабира Мажиева НПО «Зеленая страна»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.