С капа капает…

Как уже сообщалось (см. публикацию «Лес тронулся»), два руководителя низовых подразделений Агентства по охране окружающей среды и лесному хозяйству при правительстве республики освобождены от служебных обязанностей. Еще парочка сложила полномочия добровольно, написав соответствующие заявления. И это не все кадровые перемены. Под угрозой увольнения находится еще ряд специалистов.

Кому идут ореховые миллионы?

Десять миллионов — это только предварительная оценка ущерба, нанесенного государству заготовителями драгоценного капа грецкого ореха. Напомним, кап используется для получения ценнейшего отделочного материала.
Возят его контрабандой по всему региону. Известны случаи, когда груз сопровождали сотрудники правоохранительных органов.Покупатели — застройщики–нувориши и чиновники. Автору этих строк довелось заглянуть в дома некоторых местных богачей. Искусно отделанные от пола до потолка тонким слоем уникального стройматериала “царские палаты”. Удовольствие, как мне сказали, тянет — только в масштабах одного дома — на сотни тысяч сомов. А таких апартаментов на юге опять же сотни. Выходит, десять миллионов сомов — это капля в море от действительного ущерба.
Сплавляют добро и в соседние республики. Под видом дров, отходов, а чаще тайными тропами. Бывало, пускали загруженную “беспилотную” машину с пригорка, и та сама оказывалась за кордоном.
За последние полгода по Базар–Коргонскому району (родина знаменитых арсланбобских орехоплодных лесов) выявлены факты хищения ста капов на сумму более четырех миллионов сомов, Сузакскому — ста шестидесяти тысяч, Аксыйскому — пятидесяти девяти.
По данным областного Управления лесного хозяйства, за минувшие полтора года переданы в правоохранительные органы материалы по 140 фактам хищения лесных богатств, что, как опять же утверждают сведущие люди, лишь вершина айсберга.
Кто рубит лес? Навряд ли это делают люди со стороны. Если и попадаются чужие браконьеры, то их, можно быть уверенным, единицы. Чаще орудуют свои, местные жители.
Служители леса сетуют: за каждым не уследишь, сил и средств на охрану зеленого богатства не хватает. Что верно, то верно. А хватает ли принципиальности, верности слову и долгу?
Злые языки утверждают: с капа капает в карманы чиновников. Уже много лет существует этот ручеек, нет, считайте, теперь река. И руки, говорят, коротки, чтобы остановить ее. Во всяком случае, не помнится, чтобы кто–то загремел за решетку за “каповое дело”, хотя о громких разоблачениях в прессе упоминают не так уж редко.
Но вот чтобы зашатались кресла сразу под восьмью начальниками — это действительно что–то новое. А в черном списке местных властей, сообщают, еще с пяток руководителей. За деревьями уже виден лес?

В лес по дрова
Валят лес не только на продажу нуворишам — местным и иностранным. Зима в том же Арсланбобе или в Аксы долгая. А на обогрев одного дома требуется не менее десяти кубов дров. Проживают же в зоне местных орехоплодных лесов более десяти тысяч семей. Причем с каждым годом селения потихоньку расширяют границы.
При этом за самовольную рубку леса, выпас скота в зоне молодых насаждений, за хозяйственное строительство никто особой ответственности не несет. Самое большее — денежный штраф.
— Именно человеческий фактор остается одной из основных угроз для лесов, — считает известный ученый–эколог доктор биологических наук из Ошского технологического университета Биймирза Токторалиев. — И самые привлекательные проекты по сохранению биоразнообразия уникальных уголков природы могут быть сведены на нет, если не реализовать их в комплексе с социальными программами.
Как наладить, например, обеспечение местных жителей топливом? Создать инфраструктуру, которая бы оберегала окружающую природу? Уже несколько лет ученые бьют тревогу: если не наладить нормальное снабжение лесных айылов электроэнергией, углем и сжиженным газом, то лет через 20–25 неповторимый уголок природы может потерять сегодняшний облик.
Ряд специалистов предлагает реанимировать позабытую программу переселения “избыточного” населения (имеются в виду молодые семьи) в долинную зону. Оппоненты тут же выдвигают свои аргументы: свободных земель для отселения жителей заповедной зоны на равнине нет, к тому же акция чревата усилением социальной напряженности.
Необходимы, твердят знатоки, крупномасштабные лесоохранные и восстановительные работы. Как ни крути, доведенные до ручки лесхозы эту задачу не осилят — нужна поддержка государства.
Между тем леса терпят невосполнимый урон. По данным специалистов, смыв плодородной почвы с оголенных, уже безлесых участков достигает огромной величины — до ста десяти тонн с одного гектара в год. А ведь на образование двух–трех сантиметров почвенного слоя природа тратит от трехсот до тысячи лет!
Прежде, еще в прошлом веке, люди в лесных поселках жгли кизяк, а орешину или яблоню берегли. Старики до сих пор так и делают. А вот молодежь, сетуют аксакалы, нередко не желает “пачкать руки”. Все, мол, для человека, для его блага.
Хомо сапиенс берет, возвращать же не любит. Такова уж его природа.

Про грех и грецкий орех
Мне кажется, наши лесные хозяйства прибедняются. Не странно ли: зарубежные фирмы, закупающие дары южных лесов, купаются в прибыли, а хозяева этих самых богатств нищенствуют (во всяком случае, так они сами утверждают)?
До самой зимы в Джалал–Абадской области “крутятся” фирмачи со всех концов Кыргызстана и из ряда зарубежных государств. Как утверждают знающие люди, поставщиков они “не обижают”. Да и вся цепочка, связанная с оформлением документов на вывоз продукции, своего не упускает. Схема сделок отлажена.
— Все дело в том, что прибыли оседают в карманах чиновников. Лесхозы же и государство родное по сути остаются с носом, — заявили мне местные бизнесмены, специализирующиеся на заготовке грецкого ореха.
В Арсланбобской зоне в лучшие годы заготавливали до восьмисот тонн грецкого ореха. А еще здесь богатейшие витаминами горные яблоки, алыча, груши, барбарис. А разнообразные лекарственные растения просто погибают на корню, так и не дождавшись заботливых рук.
До восьмидесятых же годов прошлого столетия здешние орехоплодные угодья давали стране ежегодно 1100–1200 тонн отборного ореха и до пяти тысяч тонн яблок. В наше время сборы резко упали. Сказываются разные напасти — лес губят болезни, вредители–насекомые, эрозия почвы…
Но и то, что выращено природой, зачастую не доходит до нашего стола. Те же полезнейшие плоды, ягоды, например. Зачастую люди берут то, что легче взять и быстрее продать.
— Никто не хочет думать о завтрашнем дне, все кап–кап да хап–хап, — бьют в набат местные “зеленые”. Но их воззвания остаются гласом вопиющего в пустыне.
— Дальше некуда, будем спрашивать строго, — заявил, выступая перед хозяйственными руководителями региона, заместитель губернатора Джалал–Абадской области Жаныш Курбанов.
Специалисты в один голос говорят о необходимости разработки и реализации (а главное, финансирования) государственных программ по различным направлениям сохранения “легких планеты”. Уже немало всевозможных проектов, финансируемых международными организациями. Научных трудов и трактатов по проблематике комплексного развития лесного хозяйства и управления природными ресурсами — гора. А вот государева ока так и не видать. Не отсюда ли все беды нашего “зеленого друга”, а значит, и всех нас, кыргызстанцев?

Махамаджан УРУМБАЕВ,
«Вечерний Бишкек»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.