Млекопитающие юга Кыргызстана (Mammalia)

Современное состояние и проблемы их охраны

Б.Кулназаров – доктор биологических наук, профессор


В основу настоящего работы положены материалы, собранные с 1988 по 2002 гг., на территории юго-западного Тяньшаня и Памироалая, сделанные комплексными научными экспедициями кафедры зоологии и общей экологии и фондовые материалы представленные охотничьими хозяйствами Ошской, Баткенской и Жалалабатской областей, отчетные материалы Сарычелекского заповедника и Ошским противочумным отделением.
В результате многолетних исследований на юге Кыргызстана нами установлено 66 видов млекопитающих, относящихся к 6 отрядам — зайцеобразные (Lagomorpha), грызуны (Rodentia), парнокопытные (Artiodactyla), насекомоядные (Insectivora), рукокрылые (Chiroptera) и хищные (Carnivora). По видовому разнообразию преобладают отряды грызуны (30%), хищные (29%) и рукокрылые (19%) [2; 3; 7; 8]. Таким образом, фауна млекопитающих юго-западного Тяньшаня и Памироалая представлена весьма различными группами, границы ареалов которых находятся в четкой зависимости от характера высотно-поясной структуры горных ландшафтов. Это отражает исторически обусловленную приуроченность различных видов к тем или иным особенностям ландшафтов, связанных со сложной историей формирования различных горных систем (Чаткальский, Ферганский, Алайский и Туркестанский хребты), фауной млекопитающих и разными физико-географическими условиями.

More...Среди млекопитающих, обитающих на юге Кыргызстана 57 видов являются аборигенами и 2 вида (серая крыса – Rattus norvegicus, шакал Canis aureus) пришельцами [6]. Среди аборигенов 4 вида считаются эндемиками: сурок Мензбира (Marmota menzbieri), тяньшаньский суслик (Spermophilus relictus), тяньшаньская бурозубка (Sorex asper), горная белозубка (Crocidura pergrisea). Красный волк (Cuon alpinus), речная выдра (Lutra lutra), манул (Felis manul) и возможно, перевязка (Vormela peregusna), степная кошка (Felis libyca), — на сегодня считаются как исчезнувшими популяциями видов млекопитающих c территории юга Кыргызстана. В то же время тяньшаньская бурозубка (S.asper) и серая крыса (R.norvegicus) являются новыми видами фауны южного региона. [9].
В целях увеличения видового разнообразия и повышения продуктивности охотничьих угодий юга Кыргызстана в свое время было акклиматизировано 7 видов млекопитающих: енот полоскун (Procyon lotor), енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides), американская норка (Mustela vison), ондатра (Ondatra zibethicus), европейская лань (Cervus dama), благородный олень (C.elaphus) и зубр (Bison bonasus).[1; 12]. Но в настоящее время из них сохранились только 3 вида: благородный олень, ондатра и американская норка. Остальные виды не прижились. Это свидетельствуют о том, что акклиматизация млекопитающих в горных экосистемах юго-западного Тяньшаня и Памироалая с его сложными природными условиями сопряжена с большими трудностями и требует тщательного экологического обоснования и осторожности. [9]
Млекопитающие юга Кыргызстана, относящиеся к трофической группе фитофагов представлены 30 видами. Они относятся к 3 отрядам: зайцеобразные — 3; грызуны — 19; парнокопытные — 8. По видовому разнообразию среди фитофагов-млекопитающих преобладает отряд грызуны и парнокопытные. Млекопитающие фитофаги играют важную роль в обеспечении кормовой базы для различных трофических уровней консументов (хищных млекопитающих, птиц и др.) и активно участвуют в биологическом круговороте веществ и потоке энергии в различных экосистемах, тем самым определяют физико-химические и физико-географические параметры различных ландшафтов юго-западного Тяньшаня и Памироалая.
Отряд зайцеобразных представлен всего 3 видами: заяц-толай (Lepus tolai), большеухая (Ochotona macrotis) и красная пищуха (O.rutila). Среди них наиболее велика по численности и имеет широкий ареал заяц-толай. Его численность в различных ландшафтах юга Кыргызстана в среднем колеблется от 3,65 до 9,67 особей на 1тыс.га. Остальные виды зайцеобразных — красная пищуха и большеухая пищуха зарегистрированы нами только в Алайском хребте [7]. Грызуны юго-западного Тяньшаня и Памироалая имеют самое богатое видовое разнообразие (19 видов) [11]. Среди грызунов красный сурок (Marmota caudata), ондатра (Ondatra zibethicus) и дикобраз (Hystrix indica) имеют большое промысловое значение. Остальные виды грызунов относятся к непромысловым фитофагам. Красный сурок имеет широкий ареал в разнообразных природных условиях, таких как арчевники, ельники, поляны лугостепи и субальпийские луга, расположенные на юго-западном Тяньшане и Памироалае. Наиболее высока численность красного сурка в субальпийских разнотравных лугах, альпийских лугостепях и горных степях Алайского и Туркестанского хребтов. И составляет в среднем в пределах от 12,16 до 18,33; от 19,01 до 25,73 и от 10,06 до 15,36 особей на 1км2 соответственно. Численность красных сурков в Чаткальских и Ферганских хребтах очень низкая. Например, в лугостепях, арчевниках и разнотравных среднегорьях его численность составляет от 1,11 до 6,62; от 4,01 до 11,45 особей на 1км2, а в субальпийских лугах от 2,02 до 7,84 особей на 1км2, соответственно.
Численность популяции дикобразов в настоящее время на юге Кыргызстана очень незначительна, а в некоторых местах как орехоплодовые леса Чаткальского и Ферганского хребтов находится на стадии исчезновения. Их численность составляет в Ферганском хребте — 1,41; Алайском хребте — 1,75 и в Туркестанском хребте — 1,01 особей на 1тыс.га. Хотя 30-40 лет тому назад дикообразы были многочисленны и считались вредителями в орехоплодовых лесах юго-западного склона Чаткальского и Ферганского хребтов [9].
Следующий промысловый вид — ондатра. В настоящее время считается успешно акклиматизированным видом и имеет широкий ареал на территории юга Кыргызстана. Численность ее на юге республики довольно высока (в среднем колеблется от 4,55 до 11,06 особей на 1тыс.га), особенно, на искусственных прибрежных экосистемах, таких как магистральные каналы и водохранилища приферганской долины.
На юге Кыргызстана нами установлено 14 видов мышевидных грызунов: синантропной — домовая мышь (Mus musculus), туркестанская крыса (Rattus turkestanicus) и серая крыса (R.norvegicus); лесной — лесная соня (Dryomys nitedula), лесная мышь (Apodemus sylvaticus); степной, полупустынной и лугостепной — краснохвостая (Meriones libycus), тамарисковая песчанки (M.tamariscinus), малый тушканчик (Allactaga elater) и восточная слепушонка (Ellobius tancrei); высокогорной — арчевая (Microtus carruthersi), серебристая (Alticola argentatus) и узкочерепная полевки (Microtus gregalis), серый хомячок (Cricetulus migratorius) и пойменно-луговой — обыкновенная полевка (Microtus arvalis) фауной мелких млекопитающих [9; 11]. Видовая структура мышевидных грызунов, в преобразованных и естественных ландшафтах Западного Тяньшаня и Памироалая имеет вертикальную дифференциацию. В высокогорье обнаружено 8 видов (среди них доминирует арчевая и серебристая полевки — 27,3% и 25,7% из числа отловленных грызунов); в среднегорье — 9 (доминирует лесная мышь-51,3%); в долинном предгорье — 10 видов млекопитающих (доминирующим видом является домовая мышь-44,9%). В настоящее время мышевидные грызуны не испытывают отрицательных влияний (за исключением малого тушканчика) на усиливающиеся антропогенные воздействия. Наоборот, освоение территории приводит к значительному увеличению их численности, расширению ареалов некоторого ряда видов мышевидных грызунов, таких как домовая и лесная мышь, туркестанская крыса, что составляет 47,3%, 19,5% и 25,7% от числа отловленных зверьков в долинно-предгорном поясе.
В целом, мышевидные грызуны среди фитофагов-млекопитающих преобладают по видовому составу и имеют высокую стабильную численность в различных естественных, искусственных ландшафтах и выполняют важную роль в гумификации почвы, одновременно являясь кормовой базой для ряда хозяйственно экологически ценных видов хищных млекопитающих и птиц.
Среди млекопитающих фитофагов парнокопытные, обитающие на юге Кыргызстана, представлены 4 промысловыми видами: сибирский горный козел (Microtus sibirica), кабан (Sus scrofa scrofa), европейская косуля (Capreolus capreolus) и архар (Ovis ammon) [2; 12]. Также, как и другие виды фитофагов в естественных экосистемах юго-западного Тяньшаня и Памироалая они вреда не приносят, а наоборот выполняют очень важную экологическую роль. В условиях Кыргызстана никогда, например, не встает вопрос о вредоносности сибирского горного козла, кабана, архара и косули, хотя кабаны 40-50 лет тому назад имели высокую численность (в орехоплодовых лесах Чаткальского и Ферганского хребтов) и считались вредителями сельхозугодий. В принципе численность фитофагов легко регулируется промыслом, а приносимый ими ущерб, может быть возмещен компенсационными мерами за счет охотничьего хозяйства. Но в настоящее время эти парнокопытные — фитофаги давно стали объектами охраны, акклиматизации и реакклиматизации.
Сибирский горный козел наиболее многочисленен и имеет особо важное хозяйственное значение. В Чаткальском и Алайском хребтах установлено, что их численность составляет в среднем в пределах от 2,76 до 3,77 и от 2,70 до 5,73 голов на 1тыс.га, соответственно. В других ландшафтах, расположенных на Ферганском (от 1,40 до 2,83 голов на 1тыс.га) и Туркестанском хребтах (от 0,87 до 2,58 голов на 1тыс.га) численность горных козлов заметно ниже, чем в других горных системах. Самая высокая численность горных козлов установлена на территории Сарычелекского заповедника (Чаткальский хребет). В различные годы она состояла в пределах от 8,44 до 12,00 голов на 1тыс.га. Высокая численность горных козлов в Сарычелекском заповеднике и в других охраняемых угодьях юга республики объясняется тем, что на таких территориях действует заповедный режим, охрана, запрет выпаса домашних животных, отсутствие конкуренции на пастбищах и труднодоступность высокогорных угодий для браконьеров.
Ареал кабана на территории юга Кыргызстана ранее был значительно шире, чем в настоящее время. Они обитали практически во всех горных системах Чаткальского, Ферганского, Алайского и Туркестанского хребтов. Но за последние 10-15 лет его численность резко снизилась. Например, на сегодняшний день численность кабанов составляет — в Чаткальском хребте в среднем от 3,30 до 9,19 голов и Ферганском хребте от 3,65 до 12,74 голов на 1тыс.га особенно в орехоплодовых лесах. Среди них угодий высокая численность кабанов установлена лишь в Сарычелекском биосферном заповеднике (от 14,27 до 33,23 голов на 1тыс.га). В арчевых и смешанных лесах Алайского и Туркестанского хребтов средняя численность кабанов гораздо ниже, чем в других горных системах юга Кыргызстана, и составляет в среднем от 1,20 до 4,40 и от 1,26 до 3,15 голов на 1тыс.га. В Алайском хребте наиболее велика численность кабанов в национальном парке Кыргызата, и составляет от 2,42 до 9,75 особей на 1тыс.га.
Косуля имеет широкий ареал в различных биотопах — долинах, предгорьях, среднегорьях и склонах юго-западного Тяньшаня и Памироалая. Они отмечены во всех угодьях, но их численность не значительна (в среднем от 0,82 до 1,26 и от 1,25 до 1,56 голов на 1тыс.га), за исключением Сарычелекского заповедника, где она составляет от 5,6 до 7,1 голов на 1тыс.га.
На численность кабанов и косуль главным образом воздействуют такие факторы как, браконьерство, хищники, бродячие собаки. Уничтожается особенно молодняк. К тому же к изменению их места обитания приводит чрезмерная деятельность человека.
На юге Кыргызстана обитают оба подвида архаров [2]. Тяньшанский подвид архара в основном встречается в летное время в верьховьях Терса, Чандалаша, Каракасмака и Каракульджи Чаткалького района. В настоящее время в бассейне Терса горные бараны совершенно не встречаются, а в других урочищах небольшие группы этих редких копытных лишь иногда заходят из Таласской котловины. В этих урочищах численность тяньшанского барана по отчетным данным охотничьих хозяйств Жалалабатской области в 2002 году составила всего 105 голов. Этот уровень численности немного выше, чем в предыдущие годы.
Второй подвид — памирский архар, на юге Кыргызстана наибольшее их количество сосредоточено по высокогорным участкам, расположенным в горной системе Ферганского, Алайского и Туркестанского хребтов. Наиболее многочисленны архары в Алайском районе (Коксуу), где в летний период 1990г. было учтено около 535-600 голов. В Каракульджинском районе (на стыке Ферганского и Алайского хребтов) этот показатель составил от 330 до 400 голов, а в Баткенском районе (Туркестанский хребет) всего 15-20 голов. Таким образом, среди горных систем самая высокая численность установлена в Алайском хребте. Здесь суммарная средняя численность архаров составляет от 5,65 до 9,60 голов на 1тыс.га. В Ферганском и Туркестанском хребтах численность архаров гораздо ниже. Их суммарная средняя численность всего лишь от 0,84 до 1,72 и от 0,82 до 1,80 голов на 1тыс.га. Результаты исследований показали, что их поголовье в последние годы резко снижается. Дело в том, что места обитания архаров активно осваиваются человеком. Кроме того, на численность архаров отрицательно влияют браконьерство и интенсивная охота с привлечением иностранных граждан.
Млекопитающие хищники юга Кыргызстана представлены 36 видами, относящихся к 3 отрядам: хищные (Carnivora)-19, рукокрылые (Chiroptera)-13 и насекомоядные (Insectivora)-4 [1; 3; 12]. Среди хищных зверей по видовому разнообразию преобладают отряды хищных и рукокрылых. Хищники, питающиеся фитофагами, являются вторичными консументами. Их численность в различных ландшафтах юга республики наиболее велика, хозяйственное и экологическое значения огромны. Именно они в большей степени определяют стабильность различных природных экосистем юго-западного Тяньшаня и Памироалая и контролируют размножение фитофагов в пределах экологически безопасного уровня. Снижение численности и обеднение видового состава хищников ведет к разрушению массового размножения фитофагов. Также хищные млекопитающие, питаясь с мышевидными грызунами часто контактируется с различными зооназами и является как носителями и прокормителями различных инвазионных и инфекционных болезней человека и животных.
Питающихся беспозвоночными млекопитающими-хищниками особенно большое значение имеют представители летучих мышей (13 видов) и насекомоядные (4 вида) [9; 10]. Среди рукокрылых численность малого подковоноса (Rhinolophus hipposideros), широкоухого складчатогуба (Tadarida teniotis) и бухарского подковоноса (Rhinolophus ferrumequinum) заметно падает. Достоверная численность и распространение серого ушана (Plecotus austriacus), позднего кожана (Eptesicus serotinus), кожановидного нетопырья (Pipistrellus savii) и рыжей вечерницы (Nyctalus noctula) на территории юга Кыргызстана до сих пор не установлена и требует дальнейших глубоких исследований. Рукокрылые питаются исключительно насекомыми, которых ловят на лету. Живут они в дуплах, на чердаках зданий и разрушенных строений. Приносят исключительную пользу, поедая ночных насекомых. В Кыргызстане у рукокрылых практически нет врагов. Но численность некоторых видов летучих мышей за последние годы, как показали наши исследования, резко сократилась. На наш взгляд, главной причиной сокращения численности этих зверьков являются изменения породного и возрастного состава лесов, бесчисленное истребление в местах зимовок, которыми являются пещеры юга нашей страны и других районов, бесчисленное истребление в местах обитания, также не продуманный с экологической точки зрения посещения туристами этих мест. Поэтому ныне стоит острый вопрос: подробное изучение рукокрылых, обитающих на юге Кыргызстана (видовой состав, численность и распространения) в плане разработки методов их охраны и проведение практических работ по охране этих зверьков, защита естественных убежищ рукокрылых, создание искусственных убежищ для этих животных, преимущественно в городах и поселках городского типа.
Представителями насекомоядных являются ушастый еж (Hemiechinus auritus), малая белозубка (Crocidura suaveolens) и эндемики тяньшаньская бурозубка (C.asper), горная белозубка (C.pergrisea). Среди землероек малая белозубка наиболее широко распространена и имеет высокую численность, особенно, в преобразованных ландшафтах (от 0,2±0,1 до 0,5±0,03 попаданий на 100 л/с.).
Среди хищников волки (Cаnis lupus), пришельцы шакалы (C.aureus) и лисицы (Vulpes vulpes) в последние годы в республике имеют широкий ареал и высокую численность. Численность волков за последние годы в Чаткальских, Ферганских и Алайских хребтах резко увеличилась и составляет в среднем от 0,28 до 1,14; от 0,13 до 0,85 и от 0,30 до 0,70 голов на 1тыс.га соответственно. В Туркестанском хребте численность волков гораздо ниже, чем в других горных системах. Такой уровень численности волков для юга Кыргызстана считается очень высоким и в настоящее время приносит большой урон, отрицательно воздействуя на численность диких (кабаны, косули, дикие козлы и др.), а также домашних животных. Такое же отрицательное влияние на зооценоз оказывают шакалы, имеющие высокую численность (в среднем от 0,08 до 1,23 голов на 1тыс.га) и широкий ареал на юге Кыргызстана. Шакалы здесь освоились недавно в местах не пригодных для обитания волков и лисиц как основного конкурента. Они за 10-15 лет нанесли большой ущерб дикой природе, нападая на охотничьих птиц, зверей и сельхозживотных.
Среди промысловых видов хищников на юге Кыргызстана наиболее высока численность лисиц (их численность составляет в среднем от 1,40 до 2,43 голов на 1тыс.га.). Они являются одним из основных объектов пушного промысла, а также приносят большую пользу сельскому хозяйству, питаясь полевыми и синантропными грызунами.
Бурый медведь (Ursus arctos), обыкновенная рысь (Lynx lynx) и снежный барс (Uncia uncia) являются объектами промысла и за исключением рыси, испытывают пресс охоты, и в настоящее время стали очень редкими. Например, в различных угодьях Чаткальского, Ферганского и Алайского хребтов абсолютное число поголовья медведя, и барса составляют от 2 до 24; от 4 до 12 голов соответственно. Охота на них ввиду низкой численности запрещена. Очевидно, при достижении определенной плотности они могут стать объектом научно-нормированного промысла, но реальные шансы вследствие малой плодовитости зверей представляются маловероятными. В последние годы наблюдается увеличение численности обыкновенной рыси, что связано с увеличением численности их кормовой базы, таких как зайцы и кекликов.
Иначе обстоит дело с мелкими ценными промысловыми видами, такими как американская норка (Mustela vison), каменная куница (M.foina), барсук (Meles meles), степной хорек (Mustela eversmanni), горностай (M.erminea), ласка (M.nivalis). Они встречаются во всех горных системах и долинах, имеют стабильную численность во всех угодьях юго-западного Тяньшаня и Памироалая, за исключением каменной куницы, барсука и степного хорка. Из этой группы на юге республики наименьшую численность имеет степной хорек и требует специальных работ по реакклиматизации и восстановлению. В последние годы численность каменной куницы и барсука в результате чрезмерного промысла резко сократилась, и их популяция находится на стадии исчезновения с территории юга Кыргызстана.
Как показали наши исследования, территория юга Кыргызстана относится к регионам с интенсивным развитием сельского хозяйства, быстрым ростом городского населения, высокой густотой дорожной сети, ростом рекреации и других антропогенных воздействий. Эти воздействия человека (в основном браконьерство и изменение их места обитания) на природную среду, в том числе на фауну млекопитающих, отрицательно сказываются в видовом разнообразии многих млекопитающих. Например, численность большинства видов млекопитающих, обитающих на юге западном Тяньшане и Памироалае из года в год тенденциозно идет на снижение. В целом из числа установленных 57 аборигенных видов млекопитающих, обитающих на юге Кыргызстана, почти 16 видов относятся к категории снижающихся по численности и находится у нижнего возможного предела. Среди млекопитающих самый сильный антропогенный прессинг испытывают отряды парнокопытные и хищники, т.е. их снижающие виды составляют 50% и 55% от общего числа. Это относится к таким промысловым видам как кабаны, архары, косули, каменные куницы, дикобразы, барсуки и другим видам млекопитающих, за исключением некоторых видов хищников — волки, лисицы и шакалы. Эти млекопитающие 30-40 лет тому назад считались многочисленными и имели большое промысловое значение. Такая же проблема касается и ряда видов млекопитающих, например, медведя, барса, перевязки, малого подковоноса, широкоухого складчатогуба и малого тушканчика, который находится перед угрозой полного истребления и вымирания.
Поэтому введение Государственного учета и их использование в Государственном кадастре фауны млекопитающих, формирование и расширение сетей охраняемых территорий, повышение эффективности спортивного вида охоты (а не промысловой) в системе охотничьего хозяйства, разработка систем критериев в процессе занесения видов в Красную книгу в новом издании, являются необходимым и для оперативного определения, и оценки современного состояния и прогнозирования возможных изменений фауны млекопитающих (животного мира) в будущем [4; 5].
Таким образом, наиболее общим принципом охраны и рационального использования млекопитающих в условиях Кыргызстана являются: экологическая оптимизация всех видов хозяйственной деятельности; расширение сети ООПТ (Бешаральского, Сарычелекского и Кулунатинского заповедника) и повышение эффективности управления отдельными охраняемыми территориями; повышение эффективности спортивного охотничьего хозяйства; обновление красной книги — перечня редких и находящихся под угрозой исчезновения млекопитающих; охрана «горячих точек» биоразнообразия и создание сети специализированных питомников промысловых млекопитающих в естественных и искусственных (прибрежных экотонах магистральных каналов, водохранилищ, не используемых в сельском хозяйстве территории, карьеры и т.д.) экосистемах; проведение правовой реформы в сфере регистрации и контроля редких и исчезающих видов млекопитающих; усиление зоологических, биогеоценологических исследований. Также необходимо введение экономических рычагов (повышение налогов на лицензии промысловых млекопитающих) в использовании диких природных ресурсов, повышении уровня экообразования и устойчивой развитии населения; привлечение общественности в дело охраны природы, итогом которых будет сохранение максимально возможных условий обитания млекопитающих в современных условиях усиливающихся антропогенных воздействий, итогом которых должно стать сохранение максимально возможных условий обитания млекопитающих (или же вообще всего животного мира) в современных условиях усиливающихся антропогенных воздействий.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кузнецов Б.А. Звери Киргизии. -М.: Изд-во Моск. о-ва испытателей природы, 1948. –209с.
2. Кулназаров Б.К. Современные данные о численности архаров Юго-Западного Тянь-Шаня и Памир-Алая //Актуальные экологические проблемы Кыргызстана: Материалы Респ. научн. конф. –Ош, 1993. -С.39-41.
3. Кулназаров Б.К., Байдъълътъв Н.Б., Токторалиев Б.А. Кыргызстандын жаныбарлар дйнъс, аларды коргоо жана сарамжал пайдалануу проблемалары. –Ош, 1994. –176 б.
4. Кулназаров Б.К. Развитие и совершенствование особо охраняемых природных территорий (ООПТ) как основы охраны генофонда млекопитающих Кыргызстана //Индия и Кыргызстан: Взаимодействие Цивилизаций. Материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 2200-летию Кырг. Гос. –Ош, 2003. –С.164-166.
5. Кулназаров Б.К., Абжамилов С.Т., Айдаралиев Э.К. Охрана животного мира, занесенные в Красную книгу Кыргызской Республики //Вестник Ошск. гос. ун-та. Сер. естеств. наук. 2002. -№4. -С.113-122.
6. Кулназаров Б.К., Стамалиев К.Ы., Алтыбаев К.И. и др. Серая крыса (Rattus norvegicus) — новый вид для фауны млекопитающих юга Кыргызстана //Вестник Ошск. гос. ун-та. Сер. естеств. наук. 2003. -№6. -С.16-17.
7. Кулназаров Б.К. Современное состояние фауны зайцеобразных (Lagomorpha) юго-западного Тянь-Шаня и Памиро-Алая //Вестник Ошск. гос. ун-та. Сер. естеств. наук. 2003. -№6. -С.17-18.
8. Кулназаров Б.К. Стамалиев К.Ы., Алтыбаев К.И., и др. Мышевидные грызуны южного Кыргызстана //Материалы Респ. науч. прак. конф., посвящ. 70-летию факультета биологии. Вестник Кырг. Нац. Ун-та им. Ж.Баласагына. Сер. 5. Биол. науки. — Бишкек, 2003. -Т.1. -С.82-87.
9. Кулназаров Б.К. Млекопитающие юга Кыргызстана, проблемы их охраны и рационального использования: Автореф. дис. …докт. биол. наук. –Бишкек, 2004. -42с.
10. Рыбин С.Н. Рукокрылые Южной Киргизии //Рукокрылые СССР. –М., 1975. -С.87-95.
11. Токтосунов А.Т. Грызуны Киргизии. — Фрунзе, 1958. -170с.
12. Янушевич А.И., Айзин Б.М. и др. Млекопитающие Киргизии.- Фрунзе. Изд-во Илим, 1972. 464с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.