ВОДЫ, ВОДЫ!

«Через воду мы даем жизнь всему», — сказано в Коране

На днях был опубликован очередной, 16 Доклад Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), посвященный анализу качества жизни в разных странах мира. В этом году в Докладе рассматривается тема кризиса водных ресурсов.

По приведенным данным, сегодня примерно 700 миллионов человек в 43-х странах мира располагают водными ресурсами в объеме ниже минимальной потребности. В перспективе эта цифра составит 3 миллиарда человек, поскольку потребность в воде будет нарастать в Китае, Индии, странах Африки к югу от Сахары. 538 миллионов человек в Северном Китае уже сегодня живут в условиях недостатка воды. Более 1,4 миллиарда человек проживают в бассейнах рек, где уровень воды не дает возможности ее естественного восполнения. В период с 1990 по 2000 год численность населения в мире выросла в четыре раза, а потребление воды — в семь с половиной раз. Недостаток воды частично связан с тем, что водные ресурсы распределены неравномерно. К примеру, у Канады гораздо больше воды, чем она может использовать, однако населению Ближнего Востока, которое сталкивается с острой нехваткой воды, от этого не легче.

Однако в основе глобального кризиса в области водоснабжения, в результате которого 1,1 миллиарда жителей планеты не имеют доступа к безопасной воде, а 2,6 миллиарда — к канализации, лежит не нехватка воды, а бедность и неравенство, говорится в Докладе ПРООН.

От болезней, вызванных потреблением грязной воды, умирает значительно больше людей, чем от СПИДа и малярии вместе взятых. 1,8 млн детей погибают от диареи, которую можно было предотвратить, имея доступ к чистой воде, а в развивающихся странах почти половина населения постоянно страдает заболеваниями, вызванными отсутствием воды и канализации.

Исходя из всего выше перечисленного, Доклад ПРООН настаивает на том, чтобы признать норму в 20 литров чистой воды в день основным правом человека и призывает страны, в первую очередь, «Большую восьмерку», задуматься над глобальным планом решения проблем водоснабжения и канализации. «Чистая вода — это часть социального минимума», — считают авторы Доклада.

«Для значительной части развивающихся стран грязная вода представляет гораздо более серьезную угрозу безопасности людей, чем вооруженные конфликты. Мир страдает от переизбытка конференций по проблемам водоснабжения и канализации и от недостатка конкретных действий», — заявил глава отдела Национальных докладов о развитии человека ПРООН Тимати Скотт.

Авторы Доклада подчеркивают: миллионы жителей Земли лишены доступа к чистой воде не из-за скудости ресурсов, а потому, что дорогу им преграждают бедность, неравенство и провалы государственной политики. «Безопасная питьевая вода и адекватная канализация, — говорится в Докладе, — всегда играли решающую роль в развитии человека. Когда люди лишены доступа к ним, это ограничивает им возможности реализации человеческого потенциала».

По самым последним данным, Азербайджан, Латвия, Словакия, Узбекистан и Украина получают из-за границы 50% необходимой им воды, а Молдова, Румыния, Венгрия, Туркменистан, Израиль и еще около десяти стран мира — более 75% водных ресурсов получают из внешних источников.

При этом, в случае с Туркменистаном, который практически не имеет собственных источников пресной воды, необходимой для жизнедеятельности человека, государство как никакое другое страдает прежде всего от безответственной политики, проводимой режимом Сапармурата Ниязова. Хотя и в конференциях, о которых говорил ооновский чиновник, недостатка нет. Более того, в Туркменистане с 1995 года ежегодно отмечается праздник, носящий поэтическое название «Капля воды — крупица золота».

Обращаясь в апреле 2005 года с проникновенными словами к С. Ниязову, министр водного хозяйства Туркменистана Бяшимклыч Каландаров заверял: «Вы доверили нам самый драгоценный источник жизни туркменского народа. Хотим заверить Вас, что мы будем стремиться ценить и беречь воду так, как цените Вы, относиться к ней с почитанием, любовью и заботой, учиться этому у Вас…»

Еще одно благодарственное письмо от министра водного хозяйства на имя Ниязова: «В период, когда с приходом весны на священную туркменскую землю ведутся самые энергичные работы по закладке основ будущего доброго урожая, в дни, когда во всей нашей стране торжественно отмечается Национальный праздник «Капля воды — крупица золота», разрешите от имени всех работников водного хозяйства страны выразить безмерную признательность и сердечную гордость за Вашу неустанную заботу об отрасли водного хозяйства. Мы нацелим все свои возможности на обеспечение в достаточном объеме поливной водой арендаторов и землевладельцев нашей страны для производства в 2006 сельскохозяйственном году 3 миллионов 500 тысяч тонн туркменского ак бугдая, 2 миллионов 200 тысяч тонн «белого золота» и другой сельскохозяйственной продукции».

Надо ли говорить о том, что эти заверения так и остались на бумаге: ни по пшенице — «ак бугдаю», ни по хлопчатнику — «ак алтыну» Туркменистан даже не приблизился к намеченным рубежам. Немалая доля ответственности за эти провалы была возложена на министерство водного хозяйства. И поделом. Писать вдохновенные строчки оказалось гораздо легче, чем соблюдать агротехнические нормы, не поддаваясь соблазну: раз вода бесплатная, бери, сколько хочешь.

Неоправданно частые и обильные поливы превратили и без того скудную туркменскую землю в сплошные солончаки и болота. Наконец, хотя и с большим опозданием, это было признано на государственном уровне: «Поливная вода, пройдя через хлопковые, рисовые, зерновые плантации, превращается в ядовитый рассол из солей и химикатов. Растекаясь вокруг на сотни и сотни километров, они губят сады, пастбища, подпирают снизу целые города и поселки, отравляя жизнь людей».

Об этой опасности многие годы предупреждали ученые-экологи и другие специалисты в области земле- и водопользования. Однако, выход из этой проблемы был найден снова в обход их мнений. Принятый на «ура» дилетантами от науки с подачи Ниязова проект строительства Каракумского озера (или моря) был признан не только апофеозом Золотого века, но и панацеей от всех проблем.

Сами проектировщики окрестили Каракумское озеро «чудом» и заявили, что аналогов такого крупного проекта в мировой практике не существует. А посему, говорят независимые специалисты, постановка подобного эксперемента может иметь для Туркменистана самые катастрофические последствия. Не говоря уже об экологических проблемах, связанных с климатическими изменениями, которые повлечет за собой создание этого водохранилища вредных сточных вод, его реализация может стать причиной техногенной катастрофы.

Существует статистика, неопровержимо свидетельствующая об увеличении количества землетрясений под крупными водохранилищами. По предварительным данным, объем будущего Каракумского озера составит 150 млрд кубометров. Давление, которое окажет эта масса на поверхность пустыни, расположенной в одном из наиболее опасных, с точки зрения сейсмичности, районе Земли, может вызвать непредсказуемые изменения в земной коре и как результат — сильное «наведенное» землетрясение.

Еще одним фактором риска в зоне повышенной сейсмоактивности являются плотины. Вероятность проявления наведенной сейсмичности возрастает с увеличением высоты плотины, а сменяющие друг други наполнения и опустошения водохранилищ провоцируют движения земной коры, что также чревато новыми землетрясениями.

В связи с этим приходится вспомнить еще об одном «уникальном» сооружении — плотине «Достлук» на реке Теджен на туркмено-иранской границе, торжественно открытой в апреле прошлого года Сапармуратом Ниязовым и президентом Ирана Хатами (высота плотины — 78,5 метров, объем водохранилища — 1 250 млн кубометров, его протяженность 37 км). И вновь возникает вопрос: достаточно ли продуман проект нового «чуда», чтобы в погоне за оригинальностью и грандиозностью сооружений не забывать о таящихся в нем неожиданных опасностях?

Еще одним туркменским «чудом» стала Туркмендерья — 220-километровая искусственная река, несущая 250 кубометров амударьинской воды в секунду на поля ташаузского велаята. Стоимость проекта более 6 млрд. долларов — столько же отпущено на строительство Каракумского озера — предполагалается окупить небывалыми урожаями пшеницы, хлопка и риса, однако перспектива развития сельского хозяйства в Туркменистане весьма безрадостна, даже несмотря на колоссальные капиталовложения в стрительство все новых и новых гидросооружений.

По официальным данным, озвученным некоторое время назад бывшим министром водного хозяйства Курбангельды Вольмурадовым, отстраненным от должности в ноябре 2003 года за допущенные в работе недостатки и злоупотребление служебным положением, общий объем водных ресурсов Туркменистана, используемых отраслями экономики — 25-26 кубических километров — складывается из поверхностного стока рек Амударья, Мургаб, Теджен, Атрек и мелких водотоков северо-восточных склонов Копетдага и незначительных объемов подземных и коллекторно-дренажных вод, что свидетельствует о «существенном дефиците» водных ресурсов. При этом основным потребителем является агропромышленный сектор экономики, который использует около 96% всех водных ресурсов Туркменистана.

По данным Доклада ПРООН, в Туркменистане только 72% населения имеют устойчивый доступ к улучшенным источникам воды, а к улучшенной канализации — только 62%. Причем, эти данные явно преувеличены. Стоит только вспомнить батареи пластиковых бутылок под обезвоженными раковинами и пересохшими сливными бачками в больничных, школьных и других общественных туалетах.

С гордостью рассказывая зарубежным гостям о грандиозных находках археологов в древней Маргиане, в числе которых и останки некогда действовавшей там канализационной системы, туркменские чиновники стыдливо прячут глаза в надежде на то, что гости в силу своей европейской образованности не догадаются о назначении сотен маленьких дощатых «домиков» в окрестностях столицы. А отъехав от Ашхабада еще на десяток километров, не увидишь и «домиков», только ямы, прикрытые ветками.

Наверное, трудно было бы понять зарубежному гостю и то, почему ввод в эксплуатацию комплекса канализационно-очистных сооружений в Туркменабате (бывш. Чарджоу) вылился в настоящий праздник с участием членов правительства, представителей местных СМИ и самого Ниязова. Маленькая радость жителей города — иметь полноценный санузел вместо выгребной ямы была названа приметой «стремительного преображения древней земли Лебапа».

В странах Запада суммарная норма потребления воды — 130 литров в сутки на человека, в России — более 250. В таких развитых странах, как, например, Австрия, воду, текущую из водопровода, используют не только для бытовых нужд, но и с удовольствием пьют: настолько она вкусная. А вспомните, что говорил герой фильма «Мимино»: «У нас в Дилижане окрываешь на кухне кран — вода течет, второе место в мире занимает». Конечно, не всем так повезло, но даже те, кто обычно предпочитает пить воду из-под крана, знают: в Туркменистане это делать небезопасно, слишком велика вероятность желудочно-кишечных расстройств, а то и инфекционных заболеваний. Качество питьевой воды — прямой показатель качества жизни. Многих проблем можно было бы избежать, обеспечив население чистой питьевой водой, а не той, которая идет на полив огородов и мытье полов.

Помимо воды для технических и бытовых целей, человеку в день необходимо 20 литров чистой питьевой воды — такова минимальная норма, призванная повысить качество жизни, и одно из основных прав человека, утверждают эксперты ООН. В городе, тем более, в столице, это еще как-нибудь можно обеспечить. В Ашхабаде и других областных центрах Туркменистана строятся заводы по выпуску питьевой воды. Стоит она недешево: порядка 5 тыс. манатов за литр. Но показатели крупных городов никогда не были определяющими для характеристики ситуации в целом. Поэтому все возрастающие тревожные данные о снижении продолжительности жизни, уровне детской и материнской смертности, распространении опасных заболеваний в Туркменистане прочно увязываются с недостатком самого насущного — чистой питьевой воды.

Снабжение чистой водой, удаление сточных вод и обеспечение канализацией — три основы прогресса, говорится в Докладе ПРООН. «Людям нужна вода точно так же, как кислород: без нее не было бы жизни. Однако вода дает жизнь и в гораздо более широком смысле. Чистая вода нужна людям, чтобы сохранять здоровье и чувство собственного достоинства».

В этом же докладе ПРООН приведен рейтинг 177 стран по индексу пригодности для жизни. Самой лучшей страной для проживания в шестой раз названа Норвегия. Второе место заняла Исландия, третье — Австралия. Четвертое и пятое места заняли Ирландия и Швеция. Канада заняла шестое место, Япония — седьмое, а Соединенные Штаты — восьмое. На последнем — 177-м месте — Нигер.

Среди стран бывшего СССР наиболее высокое — 40-е место заняла Эстония. На 41-м — Литва. Россия расположилась на 65-м месте, Белоруссия — на 67-м, Украина — на 77-м, Грузия — на 97-м, Туркменистан — на 105. Хуже всего из стран бывшего СССР ситуация в Таджикистане — он на 122-м месте.

Рейтинг ПРООН составляется на основе таких показателей как продолжительность жизни, уровень образования и размер валового национального продукта. «Почетное» 105-е место говорит о том, что до наступления Золотого века Туркменистану еще очень и очень далеко.

Н. Байрамова

Гундогара

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.