Провинциальный синдром

Province.JPGРоссийские путешественники, приехавшие на юг Кыргызстана снять любительский фильм о здешних красотах, были в шоке. “Это декорации к фильму ужасов!” — воскликнули потрясенные путники, увидев, во что превратились легендарные арсланбобские леса.
— Каждый год мы с друзьями выбираем определенный маршрут и отправляемся в путь. Во время одной из дружеских посиделок решили, что на сей раз поедем на священное озеро Колькупон–Ата. Мы много читали и слышали об этом удивительном уголке природы и всегда хотели побывать там. Выехали в субботу утром, к вечеру уже были в Арсланбобе. На следующий день в сопровождении четырех проводников начался конный тур на озеро, — рассказывает участник туристической экспедиции бишкекчанин Владимир Иваненко.
— Наш маршрут пролегал через высокогорье — озеро Колькупон–Ата, перевалы Чон–Керей и Кичи–Керей. Мы в шутку прозвали этот тур кругосветкой, потому что он представлял собой замкнутое кольцо со стартом и финишем в Арсланбобе. Когда выезжали из села, заметили несколько необычных мотыльков. Было интересно наблюдать, как они забавно летают по спиралевидной траектории. Шок мы испытали по возвращении, когда увидели лес, кишащий мохнатыми гусеницами. Около двадцати процентов деревьев объедено полностью! Вместо листьев на них большими гроздьями висят куколки, надежно защищенные сетками из паутины. Гусениц находишь повсюду — в волосах, на одежде, под одеждой, в чашке чая, в тарелке с пловом… Ужасное ощущение.
“Мертвую зону” мы пересекали пять–шесть часов. Многие холмы, некогда покрытые ореховыми лесами, теперь представляют собой декорации для фильма ужасов. Местные жители говорят, что масштаб бедствия увеличивается с каждым годом, что в прошлом году они даже пытались вручную собирать гусениц, только все бесполезно. Но большинство обитателей здешних мест предпочитают вообще не поднимать эту тему, словно если о ней умалчивать, то все само собой пройдет. Провинциальный синдром…
Похоже, в своем первозданном виде реликтовые леса южного Кыргызстана останутся лишь на обложках туристических буклетов, тексты которых по сей день пишут по трафарету. Российских путешественников на этот экзотический тур тоже вдохновили книжные россказни. Что–то вроде: “Удивительно красивы и богаты горные леса Кыргызстана. А кто не слышал о знаменитых орехово–плодовых лесах Арсланбоба! Давным–давно проходили здесь воины Александра Македонского, и кто–то из них довез до своей далекой родины понравившиеся ему плоды, которые положили начало ореховым садам Греции”. “Дал бы сейчас Македонский руководителям местных лесных хозяйств на орехи!” — выдают горестный каламбур гости.
Они все–таки сняли любительский фильм о своих дорожных приключениях. Только без ужасных “декораций”. Цветы, горы, спуск с ледника, подножие водопада, священное озеро, первые лучи солнца из облаков… Путешественники говорят: “У нас принцип: не фиксировать чернуху. Снимать только то, что хочется помнить”…

справка «ВБ»
Непарный шелкопряд — бабочка семейства волнянок; опасный вредитель многих древесных пород. Самец и самка сильно различаются по размерам, окраске, строению усиков (отсюда название). Гусеницы непарного шелкопряда повреждают свыше 300 видов растений: предпочитают дуб, граб, плодовые, тополь, березу, липу, иву. При массовом размножении гусеницы почти полностью объедают листья деревьев, нередко вынужденно переходят на травянистые растения — повреждают хлебные злаки и даже овощные культуры.

авторитетно
Камиль Ашимов, заведующий кафедрой лесоводства Кыргызской аграрной академии имени Скрябина.
— То, что видели в лесах Арсланбоба туристы, не что иное, как непарный шелкопряд. Эти насекомые считаются аборигенным видом. Они оккупируют в основном мягколиственные породы деревьев, такие как яблоня, груша, жимолость. Когда питания становится недостаточно, они нападают на грецкий орех. Их первые нашествия на юге республики наблюдались в тридцатых годах прошлого столетия. Через десять лет в верхнем поясе они исчезли, не выдержав кормовой конкуренции с яблоневой молью.
В конце пятидесятых снова объявились. Эти массовые вспышки — закономерное явление, оно зависит от солнечной активности. Тогда, в 58–м, чтобы избавиться от этой “чумы”, лесные площади обрабатывали различными ядохимикатами. Но они были не избирательного типа, и наравне с вредителями уничтожались и полезные насекомые. В результате в природе возник дисбаланс.
В 1995 году ошский авиаотряд при лесном хозяйстве проводил санитарную обработку орехово–плодового леса, это фисташковый пояс. С тех пор прошло одиннадцать лет, а подобные мероприятия надо проводить ежегодно. Джалал–Абадская станция охраны и защиты лесов существует до сих пор, но лаборатория уже давно не действует, ее не на что содержать. А ведь непарный шелкопряд — не единственный лесной враг. Не менее опасен вишневый слизистый пилильщик, поражающий боярышник, сливу, алычу.

Амалия БЕНЛИЯН
Фото Надежды ХОХЛОВОЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.