КЛИМАТ И МЫ, УВЫ, ГРЕШНЫЕ (продолжение)

Прогнозы очень идентичны: температура на Земле будет повышаться. Но где и как, на сколько градусов? На два, а то и на три градуса. Причем, в северных широтах она повысится больше, чем в южных (безморозную зиму в Москве я уже наблюдал), на равнинах — больше, чем в горах. Зимняя температура может оказаться выше нынешней градуса на три-четыре, что поменяет сам характер наших зим. Морозы все чаще будут восприниматься, как отклонение от нормы, и лимоны можно будет выращивать не только в оранжереях…

Удвоение содержания углекислого газа в атмосфере даст и положительный эффект: продуктивность сельскохозяйственных культур повысится на 15-20 процентов. И осадков, в целом, будет выпадать больше. Но атмосферные процессы станут менее устойчивыми и предсказуемыми. Так, в минувшем веке ветры над Центральной Азией имели широтную направленность, и сегодняшняя погода в Нукусе означала завтрашнюю погоду в Ташкенте. Теперь же все чаще преобладают ветры меридионального направления. Они несут нам индийскую погоду с ее высокой влажностью воздуха и тяжкой духотой. И мы недоумеваем, откуда эта напасть.

Ускоряется таяние ледников: наши высокогорные ледники отступают быстро и неотвратимо. Это непременно скажется на водности наших рек, зимой она станет больше, а летом, в вегетацию, меньше. И быстрее станет повышаться уровень Мирового океана. Если перенестись мыслью вперед не на треть века, а на тысячелетия, если представить себе полное таяние льдов антарктических и гренландских, можно увидеть новое лицо планеты, когда уровень Мирового океана повысится на 60 метров (за последние 150 лет он повысился на 10 сантиметров). Отстоят ли люди свои приморские равнины? Скорее всего, да. Пример голландцев будет перед ними, и сами их возможности будут несопоставимы с сегодняшними. От моря придется отгораживаться дамбами семидесятиметровой высоты и полукилометровой ширины, а Гибралтарский пролив и Балтийский проход придется перегородить плотинами, чтобы уровни Средиземного и Балтийского морей остались на нынешних отметках. Но рановато заглядывать так далеко вперед. И потому рановато, что неизвестно главное — каким будет тогда потенциал человечества. А в ближайшие годы вперед климатологи заглянули. Что готовит глобальное потепление нашему срединному краю? У нас потеплеет примерно на два градуса, а вблизи Аральского моря — на три градуса. Зима смягчится еще, безморозный период удлинится. Зимой осадков выпадет больше, чем сейчас, весной и в начале лета — меньше. Оборотная сторона мягкой зимы — комфорт для сельхозвредителей, и борьба с тлей, саранчой, колорадским жуком обойдется дороже. Зато вырастет продуктивность овощных культур, садов, виноградников. Летом, естественно, прибавится жарких дней. В Сурхандарье количество дней с температурой выше сорока градусов может стать тридцать и больше, в Ташкенте — десять — пятнадцать. Прогнозы по стоку наших рек неоднозначны: скорее всего, мы будем располагать тем же количеством воды, что и сегодня, при максимуме осадков в зимние месяцы. По самому мрачному прогнозу, канадскому, сток Амударьи может сократиться на треть, а Сырдарьи — на двадцать процентов. И если сегодня Амударья — река идеальная для нашей орошаемой пашни (пик ее стока приходится на июль), то завтра ее зимний сток увеличится, а летний сократится. Это — следствие стремительного таяния памирских ледников. В бассейне этой реки у нас лишь одно емкое водохранилище — Нурекское на реке Вахш. На Пяндже, пограничном с Афганистаном (по водности он превосходит Вахш), нет пока ни одного водохранилища. Скорее всего, сток наших рек не сократится, но его потребителями будут уже не 45 миллионов человек, а 60. И о своих правах на часть амударьинской воды заявит Афганистан. Орошаемая пашня вырастет, минимум, на один миллион гектаров, главным образом, за счет освоения новых земель в Туркменистане и Казахстане. Дефицит воды в Приаралье станет еще более тяжелым. Вода в нашем аридном крае всегда была ценностью наипервейшей. И ценность ее в обозримом будущем будет только возрастать. Нам все чаще придется иметь дело с маловодьем. Каким жестким оно бывает, мы знаем. Но у нас есть что ему противопоставить. И хорошо то, что день завтрашний увеличит наши возможности в этом плане. Страны Центральной Азии вышли из полосы застоя и движутся вперед, пусть каждая своим путем, все более уверенно, все более быстро. Что мы сообща противопоставим маловодью? Водосбережение. Организованность и сотрудничество водопользователей. Свою твердую решимость расходовать воду грамотно и экономно. Ничего непосильного в этом нет, но своей водой мы должны распоряжаться более ответственно. Это относится к потребителям всех рангов — и к государствам-соседям, и к родному нашему фермеру. У пяти независимых центральноазиатских государств Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана общие исторические корни, общая вера. И одно бесценное общее достояние — вода. Как мы ею распоряжаемся? Пики Тяньшаня, Памира, Бадахшана не снимают перед летом свои белые шапки. Близ них бьют родники, рождаются ручьи. Сливаясь, они дают начало Сырдарье, Амударье, которые сбегают на равнины Узбекистана, Туркменистана, Казахстана. Эти великие реки — наши кормилицы, они поят нашу пашню. Без их воды наша земля утратит свое плодородие. Жизнь народов-соседей никогда не бывает беспроблемной. Вековой опыт здесь однозначен: всем становится лучше, когда спорные вопросы решаются по-соседски, посредством тщательного учета взаимных интересов, посредством взаимного компромисса, таким образом, чтобы любой третейский судья сказал: да, это лучший вариант. Важно не только прийти к

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.