Кыргызстан может сделать переворот в энергетике и экологии

Грек Архимед поджег вражеские корабли солнечными лучами, сфокусированными зеркалами. Этот принцип много лет использует кыргызский академик Алайбек Обозов для создания экологически чистых источников энергии. Созданные в Центре проблем использования возобновляемых источников энергии различные установки могут избавить человечество от вредных продуктов сгорания органического топлива. Это гарантия для будущих поколений, что они не останутся без тепла и света, пока над планетой светит Солнце, и будут жить в чистых экосистемах.Угроза остаться без энергоносителей вполне реальна, говорили четыре года назад на саммите по использованию нетрадиционных источников энергии в Йоханнесбурге: к концу нынешнего столетия запасы нефти и газа могут иссякнуть. Эта проблема не была в центре внимания Центральноазиатского международного форума по изменению климата «CEFOCC» в Бишкеке. Здесь обсуждали, как избавить планету от вредных выбросов в атмосферу продуктов сгорания органического топлива и тем самым предотвратить изменение климата Земли, а также уберечь окружающую среду от воздействия опасных химических соединений.

Место для проведения форума выбрано не случайно. И не только потому, что республика ратифицировала 11 различных проектов по охране окружающей среды, и она включена ООН в число двухсот наиболее охраняемых природных зон в мире. В стране несколько лет работает общественная организация «Независимая экологическая экспертиза», член международной сети в этой сфере. Она пытается помочь людям в других странах избавиться от проникающих в атмосферу, воду, почву вредных химикатов. У кыргызских ученых есть немало наработок, как это сделать на практике. В первую очередь, за счет использования в промышленности и быту нетрадиционных источников энергии.

ЕСТЬ ИДЕЯ…

Во времена СССР Кыргызстан был лидером в разработке проектов, которые помогли бы избавиться от вредных выбросов в окружающую среду. Например, обладая самыми большими в регионе запасами каменного угля — 30 млрд. тонн, наши ученые предлагали не сжигать его в топках, а сжижать и превращать в более безопасное для экологии моторное топливо и сжиженный газ для теплоцентралей. Но это частичное решение проблемы загрязнения окружающей среды. Например, Бишкекская ТЭЦ обрушивает на город по 300 тонн токсичных веществ или ежесуточно по 15 килограммов тяжелых металлов.

В общем ТЭЦ страны сейчас теряют до 40% тепла. Значит, на столько же можно сократить выбросы. Не говоря уже о таких монстрах загрязнения, как цементный завод в Курменты. Безнадежно устаревшее оборудование выбрасывает в атмосферу столько парниковых газов, сколько все предприятия республики. Это будет продолжаться и далее, поскольку нам нужен свет и тепло, которое получаем за счет сжигания органических энергоносителей на ТЭЦ и в домашних печах. Вред можно было бы значительно снизить, говорит технолог по переработке угля Абдижалил Пахридинов.

Ученые предлагали построить завод по сжижению углей и переводу их в моторное топливо. Это закрыло бы часть потребностей в нефтепродуктах и позволило бы выпускать компоненты для аффинажа золота, сопутствующих материалов для медицины. Поставка на теплоцентрали попутного продукта — метана, снизила бы выбросы в атмосферу, повысила эффективность работы ТЭК. В 1993 году был проект сжижать, а не возить на автомашинах угли Кара-Кече. Для консультации кыргызские специалисты ездили даже в Южно-Африканскую республику. Стоимость такого завода в то время определяли в $10 млн. Но задумку не реализовали.

Можно считать чудом, что в условиях практически полного забвения разработок передовых и природосберегающих технологий, А.Обозов сумел сохранить в академии наук структуру, которая занималась гелиоустановками и курировала их выпуск на нескольких предприятиях страны. Они шли не только для внутренних нужд, но и в регионы России. Ими заинтересовались в Израиле, других странах, где много солнечных дней. У нас их тоже хватает — 2700 часов солнечного излучения. Нехитрое и не очень дорогое сооружение можно использовать в любом доме. Даже при закрытом солнце вода в гелиоустановке нагревается до 70 градусов без сжигания дров, угля, газа или нефтепродуктов.

После решения кабинета министров задействовать в здравницах на Иссык-Куле экологически чистые источники тепла, выпуск гелиоустановок возродится. У ученых немало предложений по созданию ветровых и комбинированных агрегатов, установок для получения биогаза, использованию микроГЭС. Есть опыт их использования на небольших реках и ручьях. Не говоря уже о возрождении каскада Аламединских гидроузлов, где производство кВтч в 2,5 раза дешевле, чем на больших ГЭС. Эту копилку идей еще предстоит распаковать.

На проблему использования энергии ветра и солнца обратили внимание в 2003 году участники программы «Дом гор». Но осталась в тени идея, которую три года назад предложил директор Фонда энергосберегающих технологий Олег Зайцев: построить, точнее, пробить в горе «солнечную трубу» высотой в километр. А у ее подножья бассейны с водой. Сферические зеркала концентрируют на них солнечные лучи. Разогретый влажный воздух сквозняк затягивает в трубу, и он вращает лопасти турбины. Воду в установке расщепляют. В атмосферу уходит столько же кислорода, сколько дают 100 гектаров леса. Водород — это топливо. Кроме того, это еще и чистая вода. Гораздо чище, чем в естественных водоемах.

Подобную «трубу» в Испании эксплуатировали 7 лет. Без затраты ресурсов такая установка может вырабатывать 90-150 мегаватт, что обеспечит потребность 200 тысяч домов. Затраты на строительство — $130 млн. Сравните с проектом сооружения Камбаратинских ГЭС — $2,5 млрд. ТонЭС можно поставить рядом с потребителем. В Бишкеке, например, для этого пригодны 4 площадки. Это избавит не только от прокладки дорогостоящих ЛЭП и потерь в сетях. В республике они в четыре раза больше, чем в других странах.

Но главное — тонэльная ГЭС — это технология будущего: человек берет у природы только то, что она дает и не нарушает экологического равновесия и даже улучшает его. Можно полагать, что инвесторы преодолеют свой консерватизм и обратят внимание на идею, которая может сделать переворот в энергетике и экологии.

ДЕЛА НАСУЩНЫЕ

За счет парникового эффекта климат в республике становится теплее. В ближайшие десятилетия температура воздуха может подняться на 1-2 градуса, и влажность будет больше. Уже отмечен рост числа инфекционных заболеваний, характерных для жаркого и влажного климата. Растет и число природных катастроф. Несколько сотен новых оползнеопасных участков заставляют отселять людей из опасных мест. Не случайно, что премьер-министр Феликс Кулов и его коллега из Таджикистана Акил Акилов на недавней встрече говорили, что надо переосмыслить способы хозяйствования. Для снижения выбросов в атмосферу вредных веществ, улучшения санитарного состояния селений, обогрева жилищ, приготовления пищи бытовой сектор надо переводить на электротягу.

Основой для этого могут служить экологически чистые источники энергии — гидростанции. Этот потенциал в Кыргызстане используют лишь на 9%. Замена печного топлива на киловатт/часы в быту и промышленности оздоровит атмосферу, изменит культуру быта. К минусу можно отнести только потерю земельных угодий под водохранилищами, дорогостоящую прокладку ЛЭП. Кроме того, через 30-40 лет начинается заилинивание водохранилищ, и мощность станций падает, если не увеличивать объемы водохранилищ. Как это сейчас происходит с первенцем гидроэнергетики Базар-Коргонской ГЭС. Но все-таки электротяга лучше, чем задымлять атмосферу.

Такой опыт был в 1992-95 годах. Это — 3200 школ, больниц, детсадов, административных зданий, сельхозпредприятий и 323 тысячи индивидуальных домов. Появились первые электрокотельные. Улучшилась экология и, по тем временам, расходы семейного бюджета на приобретение и доставку топлива сократились. Но на то и щука в море, чтобы карась не дремал. На заседании Совбеза в 1997 году отметили: энергетическая безопасность в отрасли на критическом уровне. Износ оборудования в энергетике от 50 до 90%, растут потери в сетях, число аварий. Перевооружение отрасли возможно только при ее приватизации, создании закона об энергоресурсосбережении.

Значительный рост ВВП возможен только при внедрении новых энергосберегающих технологий с одновременным внедрением методов по сохранению экосистем. Тем более, что в агросекторе надо вдвое увеличить энерговооруженность. Потребуют дополнительных мощностей новые цементные заводы, проектируемый на юге страны алюминиевый комбинат, переработка урана, разворачивающееся жилищное строительство, освоение золотоносных месторождений. Только перерабатывающие сельхозсырье предприятия потребуют роста энергомощностей на четверть.

Экологические требования у нас пока не действуют на транспорте. Автомобильный дает основную массу загрязнения и легочных, сердечных, онкологических заболеваний. Однако запрещенные на Западе для эксплуатации старые автомобили продолжают наводнять республику. Сейчас в стране на тысячу жителей больше автомобилей, чем в Китае или Индии. Пока не доходят руки до железной дороги, где все еще пыхтят тепловозы. Замена их электричками не только на треть снизит затраты на перевозки, но и увеличит грузоподъемность составов, их скорость. Узбекистан, например, уже начал переговоры с американцами по переводу на электротягу.

Дополнительные мощности в Кыргызстане намерены получить за счет новых гидроузлов, которые не загрязняют окружающую среду. Так что при росте производства у страны есть возможность продавать квоты на выброс в окружающую среду вредных веществ. Или обменивать на кредиты, списание долга, говорит Национальный руководитель команды ПРООН по этой проблеме Зухра Айбаханова. Пока две трети всех антропогенных выбросов связаны с использованием энергии. Технологии повышения энергоэффективности, использование альтернативных источников энергии сейчас занимают основное место в проблеме защиты окружающей среды.

Внедрение новейших технологий по энергосбережению — становой хребет развития экономики республики. Начинающиеся российские инвестиции в строительство Камбаратинских ГЭС позволят реформировать топливно-энергетический комплекс, обеспечить экологически безопасную энергетическую политику, увеличить трансграничные перетоки энергоресурсов. «Можно без преувеличения сказать, что их продажа абсолютно необходима для экономического процветания и ликвидации бедности», говорит российский политолог Виктор Надеин-Раевский.

Несмотря на громадные проблемы, Кыргызстан не остается в стороне от охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов. Он является членом комиссии ООН по устойчивому развитию, ратифицировал 11 международных природоохранных конвенций. В прошлом году президент Кыргызстана создал Национальный комитет по последствиям изменения климата. Готовят поправки к этому документу с учетом изменений условий в государстве.

Словом, в стране создают институциональную основу для координации действий по выполнению Стокгольмской конвенции и Киотского протокола. При поддержке международных организаций среднеазиатская республика включилась в работу по достижению Целей развития Тысячелетия и открывает для себя возможности инвестирования проектов по механизму чистого развития.

Альберт БОГДАНОВ

«КАБАР»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.